Сюжет книги Джорджа Оруэлла «Скотный двор»

Для меня, как и для многих россиян, 2014 год оказался переломным в том плане, что внешняя политика стала интересовать ничуть не меньше чем цены на продукты в магазине. Как–то незаметно втянулась в просмотр политических ток–шоу и отметила для себя частое цитирование неизвестного мне Джорджа Оруэлла, а именно фразы из повести «Скотный двор»: «Все животные равны. Но некоторые животные более равны, чем другие». Она настолько красноречиво отражала официальные речи и поступки «западных партнёров», что я невольно задалась вопросами: «Чему там детей учат? Что они читают?» После небольших поисков в интернете, выяснилось, что «Скотный двор» входит в списки школьных программ по литературе в США и в Великобритании. Так, появилась ещё одна причина, побудившая меня взять эту книгу в руки.

«Скотный двор» написан на стыке двух жанров – сатирической сказки-притчи и антиутопии, а в основу сюжета повести положены реальные исторические события, произошедшие период с 1917 по 1944 года в СССР.

Открывается произведение речью великовозрастного хряка по кличке Старый Майор (Ленин), призывающего животных (рабочих и крестьян) на борьбу с человечеством (господствующим классом). После очередной и особо длительной попойки владельца «Скотного двора» – мистера Джонса (Николай II), голодные животные сумели-таки добраться до еды сами, однако попытка разогнать их закончилась чудовищным бунтом и изгнанием самого мистера Джонса с его же фермы (Октябрьская революция 1917 года).

Под управлением свиней (большевиков) «Господский двор» (Российская Империя) сразу же переименовывается в «Скотный двор» (СССР), после чего его обитатели приступают к строительству нового общества по принципам анимализма (социализма).

Важно отметить, что Джордж Оруэлл крайне предвзято относился к СССР, а потому в книге нет ни одного позитивного момента произошедшего государственного переустройства, зато все негативные факторы, которые в итоге привели к деградации и распаду страны, выделены им верно.

Вначале произошло расслоение внутри животного мира, признаки которого видны уже в самых первых поступках свиней: выдвижение их на лидирующие позиции во время общих собраний, отбор у животных молока и яблок. Затем силовым методом осуществляется приход к власти хряка Наполеона при поддержке девяти свирепых псов, которых он выкормил национализированным молоком втайне от всех. Блеющие политические лозунги овцы («Четыре ноги хорошо, две — плохо!», «Четыре ноги — хорошо, две — лучше!»), олицетворяют малограмотное население фермы (СССР), идущее на поводу у власти.

Животные пашут словно рабы, а достижениями анимализма пользуются свиньи. Тех, кто власти становится неугоден, сперва публично заставляют сознаться в преступлениях, которых они не совершали, а затем показательно убивают (репрессии).

Используя ложь и обман, Наполеон планомерно укрепляет свои правительственные позиции: семь заповедей, написанных на стене амбара, постоянно изменяются, приобретая новый, необходимый вождю, смысл; всё происходящее и случившееся ранее на ферме переворачивается хряком Крикуном с ног на голову (пропаганда и идеологическое зомбирование).

Завершается история «Скотного двора» вполне ожидаемым установлением дружественных отношений с людьми и полным уподоблением им свиней, которые вначале начинают передвигаться на двух ногах, а затем носить одежду и так походить рылами на человеческие лица, что «животные [фермы] уже… не могли сказать определённо, где – люди, а где – свиньи».

Финал «Скотного двора» оказался пророческим. Понимал Оруэлл это сам или нет, но он предрёк и развал СССР, и переход государства на путь капитализма (объединение свиней с мистером Калмингтоном), и даже возвращение ему прежнего названия «Господский двор» (Российская Федерация взамен исчезнувшей Российской Империи).

Читать эту сказку – притчу мне было и печально, и больно. Оруэлл сумел предсказать всё то, что у нас никто не хотел замечать, не желал видеть в какую пропасть катится огромная страна. Однако в итоге британский писатель превзошёл даже самого себя, ведь теперь «Скотным двором» стал Евросоюз, которому многие современные политики предрекают развал. Со стороны действительно видно лучше.

Первой с фермы сбежала кобыла Молли (Великобритания), пожелав открыто лопать сахар с руки хозяина (США), носить подаренные им разноцветные ленточки и возить его на своей спине (следовать указаниям и идти в нужном направлении во внешней политике). Брюссельские свинки, сделав вид, что ничего страшного не случилось, и гордо выставив напоказ весь свой доблестный суверенитет, продолжили следовать по стопам предательницы Молли, приторно улыбаясь на камеры, и продолжая заверять друг друга в крепких и надёжных узах. Впрочем, такое поведение неудивительно, потому как именно США является истинным Наполеоном Евросоюза, тем более что тамошние хряки это постоянно публично декламируют. Особенно на этом поприще преуспел Барак Обама. У него все речи начинались и заканчивались фразой о вере в исключительность Америки «всеми фибрами [его] существа» (из речи в Вест-Пойнте 28 мая 2014 года).

«Скотный двор» (Евросоюз) с подозрением и опасением смотрит в сторону двух соседних ферм на востоке – мистера Фредерика (Российской Федерации) и мистера Пилкингтона (Китая), которых Наполеон (США) осуждает, критикует и грозит порвать в клочья, но при этом общается то с одним, то с другим, торгует потихоньку, в общем, мутит как-то… Конечно, глубоко в душе Европа понимает своего заокеанского хозяина, ведь «...между свиньями и людьми нет и не может быть коренных противоречий. У них одни и те же заботы и трудности, одни и те же проблемы, в частности, касающиеся работы», однако страдать от потери огромного рынка в одиночку всё же обидно...

Единственный адекватный во всём «Скотном дворе» хряк Снежок (премьер-министр Венгрии Виктор Орбан), упорно не желающий идти в общем строю, делает всё возможное для развития двусторонних отношений с мистером Фредериком (Российской Федерацией). Его за это травят свои же и втайне желают избавиться. Интересно, дальше будет близко к тексту или всё же мы увидим что-то новое? В общем, чтобы по достоинству оценить современную постановку произведения на политической сцене мира знание первоисточника обязательно.

P.S. Жаль, что никто из политиков, философов и писателей Запада так до сих пор не смог понять одной простой вещи: не устраивайте нам «Закат России», не получите в ответ «Закат Европы». У нас ведь в отношении западных ценностей всегда процесс отторжения происходит: или сразу, особенно если их навязывают нам силой, или спустя какое-то время.

Но самое удивительное и смешное, так это то, что после прочтения «Скотного двора», для меня по другому стали выглядеть наши контрсанкции в виде продуктового эмбарго. В список запрещённых на ввоз продуктов странным образом оказались включены яблоки и молоко, так горячо полюбившиеся оруэлловским свиньям, да и сама свинина там же. Случайности действительно случайны или всё же не очень? Да уж, «призрак бродит по Европе, призрак анимализма». Смотрим, жуём попкорн, шоу продолжается…

Моя оценка: очень понравилось (5)

Купить в домашнюю библиотеку
Бумажную книгу: Book-24
Бумажную книгу: Лабиринт
Бумажную книгу: Озон
Электронную книгу: ЛитРес
Аудиокнигу: ЛитРес