БИБЛИОГОСТИНАЯОБЗОРЫ И ПРАКТИКУМЫ

СЕКРЕТЫ ПИСАТЕЛЬСКОГО МАСТЕРСТВА ОТ В.В. ВЕРЕСАЕВА

Основы писательского мастерства от Вересаева В.В.

Сегодня на книжном рынке пособий, раскрывающих секреты писательского мастерства, так много, что порой теряешься в выборе. Эту тему освещают и уже именитые авторы, и специалисты издательского дела, и журналисты, и блогеры (куда уж без нас!). Если потянуло к сочинительству, то получить хорошую базу теоретических знаний совсем несложно. А вот получится ли в итоге оказаться на вершине Литературного Олимпа — не известно.

Что Пушкина сделало Пушкиным? Что Достоевского сделало Достоевским? Такие вопросы мелькают в голове каждого, кто решил посвятить себя этой сложной интеллектуальной профессии. А потому проникнуть в мысли тех, кому посчастливилось именоваться великими классиками, особенно любопытно.

Придя как-то в библиотеку, я попросила «Записки врача» В.В. Вересаева и мне принесли том из собрания сочинений. К своему удивлению, я обнаружила в нём ещё кое-что любопытное, а именно текст лекции для литературной студии «Что нужно для того, чтобы быть писателем?» и «Записи для себя», которые можно было бы назвать дневником, состоящим из личных историй, цитат великих людей, зарисовок и критических размышлений. Углубившись в чтение, и привычно отмечая наиболее интересные мысли, я в итоге получила список рекомендаций для начинающих авторов, с которым вы и имеете возможность познакомиться в данной статье — обзоре.

 ПРОФЕССИЯ — ПИСАТЕЛЬ

Гамлетовский вопрос «Быть или не бытьтерзал каждого, кто хоть раз задумывался о профессии писателя. В жизни В.В. Вересаева однажды произошла беседа на эту тему с одной из курсисток, и он ответил на него следующим образом:

«Видите, начинается дождь. Он очень нужен для посевов. Вот перед нами упала капля дождя. И вы спрашиваете: изменилось ли бы что в урожае, если бы этой капли не было? Ничего бы не изменилось. Но весь дождь состоит из таких капель. Если бы их не было, урожай бы погиб».

Тот, кто живёт мыслями и душой в своих творениях, кто не может не делиться с другими тем, чем полна его душа, кто не способен ни дня прожить, чтобы не написать ни строчки — уже писатель. А потому задавать себе он должен совершенно другой вопрос: «Хватит ли у меня сил и упорства или нет?»

Однако даже если писательство и есть судьба, то бросаться в него с головой В.В. Вересаев не советует. Довольно типичная история, когда начинающему автору удаётся какая-то вещь, он уходит с работы и посвящает себя целиком «делу всей жизни».

«И вот — человек садится писать не тогда, когда ему что-то нужно сказать, а тогда, когда нужно платить за квартиру. И на глазах свежий росточек таланта сохнет. Начинающий писатель, если он уважает свой талант и дорожит им, не должен «жить» литературой. Чем угодно добывай средства к жизни, только не писательством. Придёт время, и оно самотёком начнёт кормить тебя произведениями, созданными ранее».

Действительно, большое количество писателей XIX и XX столетий не оставляли своих профессий, творя шедевры в свободное от основной работы время. Например, помимо В.В. Вересаева практикующими врачами были А.П. Чехов, М.А. Булгаков и М.М. Зощенко; баснописец И.А. Крылов — архивариусом и библиотекарем; М.Ю. Лермонтов, А.И. Куприн и Л.Н. Толстой – военными; И.А. Гончаров — цензором; Е.И. Замятин – инженером – кораблестроителем. Этот список можно продолжать ещё очень долго. Да и среди современных писателей совместителей не меньше. Может, поэтому их произведения вызывают ощущение «пропитанности» жизнью, потому так цепляют и держат до последней страницы?

В.В. Вересаев

ВНУТРЕННИЙ МИР ПИСАТЕЛЯ

Что нужно для того, чтобы быть писателем? Любой человек скажет, что необходим талант. С этим, действительно, не поспоришь, как и с тем, что большое количество талантливых людей так и не становятся писателями. В чём причины? Они лежат внутри, мешая творцам слова «развернуть во всей силе и красоте свое дарование». Но прежде чем говорить о них, следует обозначить главные составляющие внутреннего мира писателя.

Всего по нескольким строкам мы безошибочно узнаём М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, А.П. Чехова. Почему так происходит?

«У каждого из них есть своё характерное духовное лицо, которое … сказывается в образе его мыслей, настроений, переживаний, в его слоге, в самом тембре и ритме речи. Чем же обусловливается эта оригинальность каждого истинного художника? Во-первых, тем, что он живёт интересною, своеобразною внутреннею жизнью, и, во-вторых, что он во всём является самим собою».

Что касается первого условия то, в сущности, интересен и своеобразен всякий человек. Но для того чтобы увидеть, осознать, почувствовать себя таковым важно второе условие — быть самим собою. И вот здесь начинающего писателя и подстерегают многочисленные преграды.

НЕДОВЕРИЕ К СЕБЕ

«Прежде всего, — пишет В.В. Вересаев, - мешает то, что он не доверяет себе, не доверяет своим переживаниям и настроениям, тому, как он видит и как слышит, как его тянет выразиться. Ему кажется: «наверно, это только я так чувствую, потому что я такой глупый или странный; нигде ничего такого я до сих пор не читал». Думать так — чудовищная ошибка, совершаемая многими начинающими писателями.

«Настоящий художник себя не стыдится».

К примеру, в XIX веке типично было описывать поведение людей на войне устоявшимися литературными шаблонами: трус дрожит как заяц, а храбрец, сметая всё на своём пути, лихо скачет на врага. И вот появился Л.Н. Толстой, знающий о войне не понаслышке, и начал описывать людей во время сражений такими, какими он их сам видел. «И трус у него бывает храбрым, и храбрец, случается, трусит, крестится потихоньку под мундиром. Мы читаем и, пораженные, говорим: «А ведь верно!» Секрет успеха Л.Н. Толстого заключался в том, что он не побоялся писать так, как требовали его сердце и совесть.

ПОДРАЖАНИЕ ВЕЛИКИМ

Часто начинающему писателю мешает «влияние великих образцов». Порой, правда, можно встретить таких «новаторов», кто специально занимается подражательством. Подобный случай приводит В.В. Вересаев. Однажды судьба свела его со студентом, стилизующимся под модного тогда С.Я. Надсона. Тот был безмерно горд, что его стихи невозможно было отличить от лирических произведений титулованного русского поэта. «Но гордиться тут было решительно нечем», – пишет В.В. Вересаев. – «Вовсе не трудно подделаться под чужую, форму, — для этого достаточно быть способным попугаем или скворцом».

«Гордость поэта в том, что его нельзя смешать ни с каким другим».

Большинство новичков начинают с подражания любимым писателям или поэтам, и в этом нет ничего плохого и предосудительного. Горько то, что на протяжении всей своей творческой биографии они так и не порывают с очаровавшими их когда-то образцами. Между тем именно «свои опусы» часто становятся шедеврами. Хорошо известен пример Петрарки и Боккаччо, которые писали на латинском языке тяжеловесные поэмы, подражая Вергилию и Стацию. Но мы их знаем совсем по другим произведениям: Петрарку – по сонетам в честь Лауры, Боккаччо — по сборнику новелл «Декамерон». К этим своим творениям оба автора относились с полным пренебрежением, называя их «пустячками». Время расставило истинные приоритеты. Латинские поэмы их давно позабыты, а в веках осталось жить то, что они писали для развлечения и утехи, совершенно не думая о великих образцах.

Всем тем, кто любит следовать «литературной моде» В.В. Вересаев даёт простой совет: «хотите быть писателем, хотите печататься, — сочиняйте стихи не хуже стихов Александра Блока, пишите рассказы не хуже рассказов Бунина. Но когда придёт соответственное настроение, — забудьте о всяких учителях, отдайтесь творчеству для себя, пишите, не думая о читателях, — напротив, решите, что вы никогда этого печатать не станете. Это-то и будет самым лучшим, что вы напишете, — поверьте мне».

СЛЕДОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРНЫМ ТЕЧЕНИЯМ     

Некоторых начинающих авторов порой сбивает с пути «выяснение для себя задач искусства, — что оно такое, какие цели должно преследовать, какими должно пользоваться средствами и тому подобное». Это ещё одна грубейшая ошибка – пытаться втиснуться в какие-то рамки.

«Художник должен выражать то, чем полна его душа, не задаваясь вопросами, что такое проза или поэзия, каковы их задачи».

Безусловно, если писателя или поэта действительно беспокоит окружающее, если он «охвачен горем происходящего», он не должен об этом молчать. Например, поэзия Данте тесно связана с политическими и общественными событиями его эпохи. Ярко, а порой даже жёстко отзывался на все житейские битвы А.С. Пушкин. Но если вас, к примеру, волнует исключительно красота моря, то и писать вам нужно только о нём. «Художник творит из нутра, озабочен только одним, — чтобы точно и полно выразить то, что у него в душе, а в какую его поместят «школу», к какому причислят направлению, — дело не его».

НЕПРИНЯТИЕ СЕБЯ

Это, пожалуй, самая тяжело преодолимая преграда из всех, а потому и наиболее опасная. Негативное отношение к себе, непринятие каких-то отдельных черт характера, которые человек не хочет показывать другим, не дают ему возможности открыться, полностью блокируя творческие порывы. Что делать в этом случае? В.В. Вересаев на этот вопрос отвечает однозначно:

«Хочешь быть писателем, — будь самим собою; не хочешь быть самим собою, — не будешь писателем. Если вы истинный художник, вы нутра своего, всё равно, не сможете скрыть, оно будет пробиваться наружу в каждой написанной вами строчке».

А потому совет его прост: совершенствуйтесь, растите, меняйтесь. В конце концов, разве не для того человек приходит в этот мир?

Писатель обязан быть искренним в своём творчестве, иначе ему просто никто не поверит. Однако «искренность — дело трудное и очень тонкое, она требует мудрости и большого душевного такта. Маленький уклон в одну сторону — и будет фальшь; в другую — и будет цинизм. Способность к подлинной искренности, правдивой и целомудренной, — великий и очень редкий дар». Всегда следует помнить простую вещь – правда подобна скальпелю, она приносит облегчение лишь в руках мастера.

СТРАХ КРИТИКИ

Страшным злом воспринимается многими начинающими писателями критика. Страх перед ней бывает настолько сильным, что нередко останавливает, заставляет  отказаться от своей мечты навсегда. Между тем это ещё одна ошибка. Например, В.В. Вересаев в буквальном смысле благоволил ей.

«Я замечал на себе в начале литературной работы: каждый успех снижал требовательность к себе, с каждым успехом начинало писаться «легче». И как в это время бывал полезен жестокий щелчок — отказ редакции, суровая встреча критики! Просите, товарищи, судьбу, чтоб она была к вам построже и позлее».

Вот так!!! Что же касается страха, то по большей части боятся вовсе не критики, а простого человеческого хамства. Это, конечно, очень больно, но критика и хамство не одно и то же. Следует об этом помнить и отличать их друг от друга.

В.В. Вересаев за работой

В ПИСАТЕЛЬСКОЙ МАСТЕРСКОЙ

О ЯЗЫКЕ И СТИЛЕ

Чтобы выработать свой стиль необходимо создать свой язык. В.В. Вересаев обращает внимание молодых авторов на удивительное и неповторимое детское словотворчество. «Ребёнок всё время непрерывно творит язык, самостоятельно отыскивает новые слова и обороты». Взрослея, мы незаметно перенимаем уже готовые фразеологизмы, не позволяем себе сочинять новых и смеёмся над теми, кто продолжает заниматься словесным баловством. Но любой язык обогащается и расширяется только так.

Многие слова, которыми мы привычно пользуемся сегодня в нашей речи, появились именно благодаря писателям и поэтам.  Наиболее плодотворным в этой сфере оказался Н.М. Карамзин, обогатив русскую лексику словами: «будущность», «впечатление», «влияние», «гармония», «занимательный», «катастрофа», «моральный», «промышленность», «сосредоточить», «сцена», «трогательный», «эпоха», «эстетический». Ф.М. Достоевский придумал слова «стушеваться» и «лимонничать», В.В. Хлебников – «лётчик» и «изнемождённый», И. Северянин — «самолёт» и «бездарь», В.В. Маяковский — «прозаседавшиеся» и ностальгическое «серпасто-молоткастый». И это далеко не все выросшие на литературной ниве слова.

То же самое касается грамматических конструкций.

«Человеческая речь — живой, текучий, вечно меняющийся поток, а грамматика, предписывая свои правила, пытается загородить  его и превратить в стоячий пруд».

Тому, кто хочет стать оригинальным писателем необходимо придумывать свои образы. А для этого следует, как ни странно, научиться смотреть собственными глазами и слушать собственными ушами.

Искусство видеть и слышать заключается в том, чтобы суметь поймать, как вы в действительности видите и слышите, а не как, по вашему предвзятому мнению, выглядит или звучит данный предмет. Вот такие примеры приводит В.В. Вересаев:

«Пред вами только что вспаханное поле, за ним — ярко золотая вечерняя заря. Вы знаете, что земля — чёрная, вы так и напишете: «над чёрною пашнею золотая заря». И этим вы покажете, что не умеете видеть: под золотою зарёю пашня имеет лиловый цвет, а вовсе не чёрный. Вы сидите на платформе станции и мимо вас, свистя, проносится паровоз. Вы пишете: «паровоз с ровным свистом пронёсся мимо». Вы не сумели услышать: паровоз проносящийся мимо вас, свистит для вашего уха вовсе не ровно: тон его свиста, по мере приближения к вам, непрерывно повышается, достигает, проносясь мимо вас, наибольшей высоты и затем опять становится все ниже и ниже».

Что же касается стиля, то он появится сам собой, как только вы научитесь «думать своими чувствами, видеть своими глазами и слышать своими ушами». Стиль – это личное восприятие окружающего, вот и всё.

ОБ ОПИСАНИИ ПЕРСОНАЖЕЙ И ПРИРОДЫ

В данном вопросе В.В. Вересаев придерживался совета Стендаля: «Когда вы описываете мужчину, женщину, местность, думайте всегда о ком-нибудь или о чем-нибудь реальном». Если такового нет, то потратьте своё время на поиски, а найдя подходящее, «прилепитесь» к объекту, наблюдайте и описывайте. Точно так же поступал Лев Толстой.

В описании человека, обстановки или природы не нужно углубляться абсолютно во все делали. Вот что предлагает В.В. Вересаев:

«Закрой глаза и вдумайся, дай себе отчёт: что тебе больше всего бросилось в глаза в данном лице, обстановке, в окружающем? И этими-то двумя-тремя яркими чертами все и опиши. И довольно».

О НРАВОУЧЕНИИ

Люди ищут в книгах ответы на свои житейские вопросы, но они очень не любят когда их учат. Парадокс. Поэтому, отмечает В.В. Вересаев,

«...у настоящего писателя никогда не найдешь никакого нравоучения. Оно у него вытекает из описания жизни, из его подхода к ней. Ему не нужно писать: «Как это возмутительно!» Он опишет так, что читатель возмутится сам, помимо автора».

Нравоучения не должны быть явными, открытыми. Делайте из них сокровища, которые читателю предстоит отыскать самостоятельно, пусть это будут награды за потраченные часы, проведённые с вашей книгой.

О НЕВЕЖЕСТВЕ

«Наглость писательского невежества, доходящая до великолепия», — так с горечью характеризует В.В. Вересаев необразованность служителей пера, которая как ни странно, встречается даже у авторов с большой буквы. Один из таких примеров он приводит в «Записях для себя».

Все знают про бумеранг, метательное оружие австралийских аборигенов. Благодаря приданной ему кривизне он, в случае промаха, делает полукруг и падает к ногам бросившего. Известный французский писатель Луи Буссенар в романе «Сын парижанина», описывая бегство двух молодых людей от бандитов, рисует чудесное  изобретение местных умельцев следующим образом:

«Странное оружие низко неслось над землёю. Тотор услышал его жужжание и отскочил, но орудие преследовало его, продолжая вертеться. И вот оно ударило его по ногам. Парижанин упал на землю. В ту же минуту ужасная пластинка сделала поворот и с дьявольскою точностью ударила по ногам Мериноса. Исполнив своё адское дело, орудие упало на землю. Но что за чудо! Оно тотчас же снова ожило, поднялось под углом в сорок пять градусов, описало правильную параболу и опустилось к ногам своего владельца». И, с учёным видом знающего человека, Буссенар прибавляет: «Бумеранг противоречит всем законам баллистики. Причины его странных движений объясняются различно, но никто не знает истины».

К своему горькому сожалению, дописывает В.В. Вересаев: «через несколько лет подобное же описание бумеранга я прочёл у Жюля Верна в «Детях капитана Гранта». Времена, когда европейцы ничего не знали про деревянную метательную палицу с далёкого южного континента прошли, а нелепая ошибка у обоих авторов осталась. Вывод – писать нужно лишь о том, что хорошо известно, это как минимум избавит от насмешек.

ЧТО НУЖНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ БЫТЬ ПИСАТЕЛЕМ?

Писательский труд, как и любой другой, сочетает в себе природную одарённость, наклонность к данному виду деятельности, с упорством, целеустремлённостью и большим трудолюбием. С другой стороны есть требования специфические, внутренние, без которых невозможно состояться в этой профессии. Для того чтобы быть писателем, по мнению В.В. Вересаева очень важно

«...быть самим собою, быть правдивым и искренним, нужно развиваться и расти нравственно, а ещё уметь видеть и слышать».

Этого вполне достаточно, чтобы оставить свой след в мире литературы. Так что, дерзайте!