Сюжет книги Маркуса Зусака «Книжный вор»

Порой попадаются книги, о которых очень трудно писать, хотя эмоции переполняют после прочтения невероятно. Для меня к числу таких относится «Книжный вор» Маркуса Зусака. Почему трудно, спросите вы? Потому что, во-первых, эта книга о войне. Во-вторых, она о детях во время войны. В-третьих, она о смерти во время войны. Именно так и разворачивается полотно истории, проступая на страницах романа из далёкого прошлого: глазами, дико жаждущими «большой кровавой потехи», глазами детей, пытающихся спрятаться от этого кошмара, и глазами Смерти, которая видит и тех и других.

Первая встреча Смерти с Лизель Мемингер произошла в заснеженное утро, когда умер её младший брат Вернер в поезде по дороге в Молькинг. Они направлялись к приёмным родителям. После того как в отношении её отца прозвучало непонятное слово «коммунист», он исчез, а мать решила отдать детей в чужие руки. Женщина понимала, что только так сможет сохранить им жизнь, но доехала одна Лизель. Потерять близких в десять лет – страшное испытание и это было только начало.

«…случай всегда ведёт к следующему случаю, точно как риск несёт в себе новый риск, жизнь – новую жизнь, а смерть – новую смерть. Можно сказать, это была судьба».

Её судьба была оказаться в это время и в этом месте. 1939 год. Юг Германии. Молькинг. Небесная улица. Смерти ещё не раз придётся заглянуть в этот маленький «рай».

Встреча с Гансом и Розой Хуберманами прошла не совсем гладко, но больше по вине самой девочки. Она была слишком напугана и расстроена. Её новые родители оказались вполне хорошими людьми, даже суровая, на первый взгляд, новая Мама, которая могла и отшлёпать, и довольно крепко выразиться по любому поводу и без.

Лизель постепенно осваивается, заводит знакомства и дружбу. Её верным товарищем становится Руди Штайнер – поклонник великого чернокожего бегуна Джесси Оуэнза, чемпиона Олимпийских игр 1936 года, проходивших в Мюнхене. Вместе они попадут в большое количество передряг, совершат множество дерзких краж и не раз подставят друг другу плечо в трудные минуты. Обычная жизнь обычных детей. И если бы не Смерть, можно было бы даже забыться. Но он (у Зусака это персонаж мужского рода) всегда перед глазами. Он ведёт рассказ, а потому постоянно напоминает: происходящие события вовсе не означают, что всё хорошо. Просто у него «есть сердце» хоть и «бьющееся тьмой», а люди всего лишь старательно имитируют нормальную жизнь.

В сентябре Германия объявила войну Польше и жернова истории завертелись с адской силой, безжалостно стирая в бетонное крошево минуты и часы живущих.

«Странные они, эти войны. Море крови и жестокости – но и сюжетов, у которых также не достать дна».

Однажды ночью в дом №33 война привела из Штутгарта молодого человека – Макса Вангенбурга. В нём не было ничего примечательного, пожалуй, кроме копны волос, похожих на перья. И всё же он был чудовищем. Он был евреем. А потому нёс с собой смерть для всех, кто позволит себе роскошь просто пожалеть его. Ганс Хуберман оказался тем, кто согласился ему помочь и спрятал в своём подвале. Так в доме появился новый жилец, а у Лизель новый друг, у которого Первая Мировая война отняла родного отца, а Вторая Мировая – подарила другого – человека, кому Эрик Ванденбург двадцать лет назад спас жизнь.

Справедливо говорят, что самое страшное – это ожидание. Причём страх сочится буквально отовсюду, ведь Макса требуется прятать не только от полицейских, которые могут прийти, чтобы ещё раз проверить подвал на счёт его использования в качестве бомбоубежища, или соседей, симпатизирующих или боящихся новой власти, но даже от собственных детей: Труди и Ганса-младшего, ставшего фашистом. Мир стал чудовищной насмешкой над человеческим разумом. И всё же в нём остался свет – книги. Именно они будут помогать Лизель и Максу сохранять в себе то, что громко именуется – ЧЕЛОВЕК. А потому

«... соблазна книг не одолеть».

Каждое переломное событие в жизни Лизель связано с книгами. Первую она украла у снега, навсегда забравшего её родного брата – «Наставление могильщику». Вторую – «Пожатие плеч» – у огня, не успевшую сгореть в торжественном пламени огромного костра, устроенного на городской площади в честь дня рождения фюрера. А затем последуют и другие: книга – напоминание, книга – успокоение, книга – благодарность, книга – битва, книга – итог.

Последнюю заберёт с собой Смерть. Нечасто он берёт что–то себе на память и тем более от людей. Но некоторые заслуживают того, чтобы их помнить и ждать встречи, хоть и мимолётной. Когда-нибудь.

Смерть в романе удивительно человечный персонаж и потому его монолог притягивает, погружает в размышления, заставляет посмотреть на происходящие события совершенно под иным углом зрения, а в иных ситуациях и на собственные поступки и их последствия.

«За свои годы я перевидал великое множество молодых мужчин, которые думают, что идут в атаку на других таких же.
Но нет.
Они идут в атаку на меня».

Смерть редко отвлекается на себя лично, но когда он это делает, то горестно подмечает, что его «жизнь» – это нескончаемое переплетение человеческих безумств, человеческого страха, человеческой дикости и человеческой глупости, неизменно заканчивающихся чудовищными катастрофами. Люди постоянно разрушают себя и всё вокруг себя, но винят в этом исключительно Смерть. Несправедливо.

«Говорят, война — лучший друг смерти, но мне следует предложить вам иную точку зрения. Война для меня — как новый начальник, который требует невозможного. Стоит за спиной и без конца повторяет одно: «Сделайте, сделайте…» И вкалываешь. Исполняешь. Начальник, однако, вас не благодарит. Он требует ещё больше».

Но люди не останавливаются, поэтому

«...мне этого никогда не узнать и не понять до конца: на что способны люди».

И в этом он прав. Книг об истории фашизма написано немало, и всё же как ЭТО может зародиться в отдельно взятой голове я и сама не понимаю. А ведь не только зародилось, привлекло миллионы сторонников, но и воплотилось в реальность.

Война в романе предстаёт и глазами юнцов, влюблённых в её «величественный ореол» и стремящихся туда всеми силами, и теми, кто оттуда вернулся. И контраст между одними и другими невероятно огромный. Мальчишек, окрылённых идеями Адольфа Гитлера, автор постоянно показывает через Руди, вынужденного посещать занятия в Гитлерюгенд. Так, вожатый отряда по физподготовке Франц Дойчер за неимением под рукой несовершеннолетних евреев рьяно оттачивал своё «мастерство» на подчинённых ему чистокровных немецких ребятах. Не меньше старался и главарь местной подростковой  банды – Виктор Хеммель, у которого «были деньги, были сигареты и не было других причин воровать кроме той, что ему это нравится». Каждый из них свято верил в правильность и справедливость слов фюрера, призывавшего своих сограждан «брать то, что принадлежит им по праву».

И немцы брали. Много и жадно. Но только до тех пор, пока не оказались в кроваво-снежной петле Сталинграда. А потом, кто даже возвращался оттуда, кончали самоубийством, потому что жизнь после пережитого оказывалась слишком тяжёлой ношей.

 «Смерть никого не ждёт, а если и ждёт, то обычно не очень долго».

Для человека, который не видел войны своими глазами, Маркус Зусак очень аккуратно и умело расставил акценты в своей истории, а потому ей веришь. Хотя гораздо большую роль в притягательности «Книжного вора» играет всё же не сюжет романа, а эмоциональное погружение во внутренний мир персонажей. Причём главный рассказчик – Смерть – это совершенно отдельное явление. Дружелюбное, доброжелательное, душевное существо. «И это только на букву Д». Только не милое. Совсем.

Следует также отметить, что для Смерти Маркус Зусак создал свой «язык». На страницах книги его речь выделена маленькими компактными вставками из простых предложений. И поначалу мне было трудно пробираться через них, словно постоянно натыкаешься на надгробные плиты, которые нельзя обойти пока не прочитаешь то, что на них написано. Но к концу первой части я уже так втянулась, что даже стала ждать их появления, потому как они дорисовывали описываемые автором образы и добавляли нужной атмосферы. Гениальная придумка.

Возможно, появление Смерти в столь необычном амплуа, да ещё который не прочь лишний раз поиронизировать, может поначалу немного сбить с толку и показаться, что автор вот–вот начнёт оправдывать происходящее. Это не так. Оправдания нет совсем. Главный посыл «Книжного вора» – напомнить о тех людях, которые не были заражены фашизмом, но которым выпало тяжелейшее испытание существовать в его утробе. Всё видеть, терять близких, страдать, бояться и молчать. Но их молчание тоже преступление, а потому наказание не может не последовать. И оно не менее страшно, чем выцветшее небо затихшего после боя Сталинграда.

Однако, несмотря на описываемые ужасы, автор не заостряет внимание на деталях, он лишь делает вкрапления больших событий, врывающихся в жизнь главных героев кровавыми осколками. Именно поэтому у книги довольно низкий возрастной ценз. И это плюс. Для взрослых должны быть одни произведения, рассказывающие об этих событиях, а для детей и подростков — другие. Главное – не молчать.

Редко бывает когда, по сути, детско – подростковая книга настолько меня трогает, но Маркусу Зусаку удалось это сделать. Я в восторге и от всех его персонажей, и от глубины сюжета «Книжного вора», и от манеры подачи материала. Гениально и просто.

Моя оценка: очень понравилось (5)

По следам оживших страниц:
Ароматы немецкого Рождества. Литературная кухня по книге Маркуса Зусака «Книжный вор»: ванильные кипферли (подковки) и молоко со взбитыми сливками и шоколадным сиропом.
Книжная квест коробка по роману Маркуса Зусака «Книжный вор». Необычный подарок к Новому году своими руками.

Купить в домашнюю библиотеку: 
Бумажную книгу: Book-24
Бумажную книгу: Лабиринт
Бумажную книгу: Озон
Электронную книгу: ЛитРес