КАТАЛОГ-ХОЛЛФАНТАСТИКАНАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ АЙЗЕКА АЗИМОВА «КОНЕЦ ВЕЧНОСТИ»

Фото обложки книги Айзека Азимова «Конец Вечности»

Роман американского писателя Айзека Азимова «Конец Вечности»: написан по мотивам одноимённой повести 1954 года; оригинальное название – «The End of Eternity» (англ.); жанр – научная фантастика (хроноопера); объём произведения — 18 глав; дата первой публикации – 1955 год; страна – США. Возрастное ограничение – с 16 лет.

Лозунг «во имя человечества» тянет за собой огромный шлейф как великих свершений, от которых захватывает дух, так и чудовищных преступлений, приводящих в дрожь даже безликими отчётами своих последствий. Забота о всеобщем благе нередко вызывает к жизни принцип «цель оправдывает средства», наделяя вершителей судеб правом жертвовать жизнями немногих ради спасения большинства. И каждый раз, когда история заканчивается трагедией, проблема выбора между стабильностью и свободой, толкает многие умы искать ответ на вопрос, которым когда-то мучился герой романа М.Ф. Достоевского «Преступление и наказание» Родион Раскольников: «Тварь я дрожащая или право имею?». Айзек Азимов тоже ставит его перед читателями в романе «Конец Вечности», предлагая погрузиться в будущее, которого нет, но есть отлаженный столетиями конвейер по его разрушению.

«Любая система, которая, подобно «Вечности», позволяет кучке людей принимать решения за всё человечество, выбирать его будущее, неизбежно приводит к тому, что высшим благом начинают считать умеренность и безопасность — синонимы посредственности. В такой Реальности звёзды недостижимы».

В контексте романа «Вечность» — это организация, существующая вне времени и пространства. Благодаря своим возможностям, она фактически оказалась в роли недосягаемого и никем не видимого Бога. «Вечность» была основана в 27 веке с изобретением генератора темпорального поля, математические принципы которого рассчитал Виккор Маллансон за три столетия до этого события. Запустив машину, учёным удалось выделить и протянуть ничтожно узкое темпоральное поле в будущее к моменту взрыва Солнца и превращения его в сверхновую. Полученной энергии оказалась достаточно и для осуществления неограниченного количества путешествий во времени, и для размещения внутри всего коридора земных времён станций-секторов, полностью обеспеченных необходимыми ресурсами.

Первоначально «Вечность» специализировалась на межвременной торговле и перераспределении природных ископаемых. Но постепенно организация превратилась в надсмотрщика, корректируя естественный ход развития истории. Для этого рассчитывалось Минимально Необходимое Воздействие (МНВ). После его внедрения, предыдущая Реальность бесследно исчезала, а нужная версия становилась единственно верной. Избежать жертв в результате таких «исправлений» получалось не всегда, могли исчезнуть с десяток людей или целые сотни. И даже у тех, кому выпадал шанс жить в новом мире, судьбы часто менялись не в лучшую сторону: здоровые становились инвалидами, богатые – нищими, супруги — одинокими. Негативные последствия могли быть разными по масштабу и направленности, но одно из них повторялось с необъяснимой периодичностью – человечество вновь и вновь теряло возможность выйти в космос: гибли соответствующие учёные, проваливались эксперименты в этой области, исчезали технологии. Таким образом, развитие цивилизации в одной из своих ветвей знаний постоянно откатывалось назад. Тем не менее Времяне (живущие во времени) продолжали существовать: атомные войны, массовые эпидемии и глобальные катастрофы, которые могли бы привести к полному уничтожению жизни на Земле, растворялась в числе несбывшихся вариантов. Следовательно, с точки зрения Вечных (сотрудников организации, живущих внутри темпорального поля) «незначительный» отрицательный эффект сполна компенсировался положительным. Вот только гигантская катастрофа давно уже нависла над человечеством, а специалисты «Вечности» не желали даже рассматривать её в качестве угрозы.

 «Начни только менять законы, не успеешь и оглянуться, как наступит хаос».

Под контролем организации находились временные эпохи с 27 по 70000 столетие. В Первобытных Временах, то есть до основания «Вечности», Изменения Реальности не производились, хотя путешествия в эти эпохи были возможны и иногда осуществлялись для сбора информации. Граница будущего очерчивалась с появлением Скрытых Столетий, тянувшихся вплоть до момента гибели Солнца и соответственно Земли, то есть с 70000 по 150000 столетия. Самая популярная теория, объясняющая феномен отсутствия контакта с представителями человечества Скрытых Столетий заключалась в появлении расы сверхлюдей, разум которых был недоступен пониманию предков. Естественно, она не соответствовала чудовищной правде, которую предстояло узнать главному герою романа — Технику Эндрю Харлану.

В отлаженной системе «Вечности» его должность считалась самой ответственной и одновременно презираемой. Горькая ирония заключалась в том, что именно Техник осуществлял МНВ, и именно его руки оказывались «в крови» тех, кому не суждено было пережить Изменение Реальности, от чего старательно пытались отгородиться вышестоящие Администраторы, Социологи, Статистики, Расчётчики и даже Вычислители – управляющие Секторами Времени. Техников обходили стороной, в случае разговора с ними – отводили глаза, а во время их работы – прятались за толстыми стёклами перегородок. Эндрю Харлан принимал такую ситуацию спокойно, как признание своего таланта и подтверждение его особого положения – личного Техника Старшего Вычислителя Лабана Твиссела. Он был частью «машины» и одновременно являлся ею.

«Прежде всего, Техник должен быть бесстрастен. Совершаемое им Изменение Реальности может отразиться на жизни пятидесяти миллиардов человек. Миллион или более могут измениться так сильно, что сделаются совершенно новыми личностями. В этих условиях эмоции — непозволительная роскошь».

Однажды Вычислитель Гобби Финжи запросил на Совете Времён Эндрю Харлана в качестве Наблюдателя в 482 столетие, что было само по себе уже странным. Наблюдателями всегда работали ещё не распределённые по Секторам Времени молодые сотрудники «Вечности». Но дело оказалось чрезвычайно щекотливым. Среди представительниц высшего света указанной эпохи появился предрассудок, что Вечные не умирают как обычные люди, а любовь с одним из них, якобы может сделать Времянку бессмертной.

Эндрю Харлан селится под видом гостя у аристократки Нойс Ламбент, не раскрывая той деталей «в целях интересов наблюдения». Однако нестандартность самой ситуации и ослепительная красота молодой женщины не только разрушили планы самого лучшего Техника «Вечности», но и изменили его, открыв новый аспект Реальности, которого он раньше никогда не знал — любовь.

«Разговоры стали важнейшей частью жизни Харлана. Впервые он мог с кем-то обсуждать свои дела. Она как бы стала частью его самого, его вторым «я», с независимым ходом мысли и неожиданными ответами и поступками».

Вернувшись назад, Харлан просит у Финжи разрешение на брак с Нойс Ламбент, что допускалось для сотрудников организации, но получает категорический отказ. Дело в том, что поведение Техника послужило окончательным доказательством необходимости внесения Изменения в текущий вариант Реальности и проект МНВ для него уже готов. Согласно расчётам, после его осуществления опасные предрассудки будут полностью искоренены, а их бывшие носители станут другими личностями. Впервые смерть посмотрела на Эндрю Харлана не безликой цифрой с перфоленты, а глазами любимой женщины. И в этот момент он решается на преступление – крадёт Нойс из её времени и прячет в 111394 столетии.

Поступок оказался со всех сторон роковым. Финжи, установивший за Техником слежку, собрал таким образом «превосходный компромат», который, по его мнению, мог помочь ему занять место Старшего Вычислителя. Лабан Твиссел, в обмен на разрешение брака с Нойс, получил хоть и не сразу согласие Харлана на его участие в создании «Вечности». Дело в том, что организация на самом деле являлась парадоксом времени. Её основателем был не Виккор Маллансон, а другой человек, родившийся в 97 столетии и отправленный Эндрю Харланом в 24-е. Подробности этого события хранились в засекреченных теперь «Мемуарах Маллансона», известных только Твисселу и ему крайне важно было соблюдение всех нюансов появления организации, в том числе и участие указанных в проекте людей. Вот только Нойс оказалась заблокированной временным барьером в 100000 столетии не Советом Времён, как ошибочно полагал Харлан, давая Твисселу согласие, а людьми из будущего. Они не желали появления «Вечности», запершей их как в клетке на умирающей Земле. И теперь Эндрю Харлану придётся сделать выбор, который коснётся людей всех столетий сразу. Один выбор из трёх: любовь, долг Вечного или будущее человечества.

Сюжет романа «Конец Вечности» раскручивается неспешно, постепенно наполняясь политическими интригами, борьбой за власть внутри организации, детективным расследованием главного героя и набирающей эмоциональный накал любовной линией. Однако за всей этой занимательностью отчётливо просматриваются глубокие размышления на социологические, философские и этические темы.

В первую очередь хочется акцентировать внимание на морально-этической стороне произведения. Вечные, взявшие на себя бремя вычислять сумму счастья и благополучия человечества, не имеют об этих понятиях ни малейшего представления. У них нет нормальных семей, но есть временные союзы, длящиеся до очередного Изменения Реальности. Каждый из них потерял своих родителей, братьев и сестёр, будучи отобранными из своих эпох в 15-16 лет. Всё их общение между собой ограничивается функциональными обязанностями и скупыми шаблонными фразами. Каста избранных и одновременно ущербных. Среди современных западных политиков всё чаще попадаются те, кто никогда не обременял себя узами брака и семьёй ради карьеры. Когда же нет опыта личной ответственности за жизнь хотя бы одного человека, трудно понять ценность десятков или сотен далёких от тебя людей. Не потому ли нам пришлось наблюдать МНВ в виде Югославии, Ливии, Сирии и других горячих точек на планете? Конечно, это далеко не главная причина, но как одна из тех, что сделали возможным появление нашего варианта Реальности.

«Существует множество вещей, с которыми мы свыкаемся, не понимая их».

Не менее интересна философская составляющая романа, предлагающая полемику о свободе и счастье. Выход в космос с точки зрения Айзека Азимова равен обретению свободы: «Земля, не вечный и единственный приют человечества, а всего лишь его колыбель, отправная точка бесконечного приключения». С этим не поспоришь. Но, в то же время, он считает, что обретение свободы возможно лишь через страдания, которые неизбежно выпадают при естественном ходе истории.

«Только преодолев величайшие испытания, человечество может успешно подняться к прекрасным и недосягаемым вершинам».

На мой взгляд – это классический пример ложной дихотомии, разделения мира на две части, «чёрное и белое» или как в данном случае на два противоположных варианта развития: упадок при искусственной заботе о благе и удовольствии, либо прогресс в естественных условиях преодоления боли и страданий. Последних было предостаточно в истории человечества, особенно в прошлом веке. Имело ли это положительный эффект для нашей цивилизации? Если да, то почему желающих повторить опыт обогащения за счёт других стран меньше не стало? Истина, как всегда, лежит где-то посередине, и мы всё ещё пытаемся её найти, продолжая при этом направлять свой гений на производство новых видов развлечений (для одних) и создание новых видов вооружения (для других).

Напротив, тема ответственности за принятое решение и сопровождающий её «эффект бабочки», при котором столкновение вариантов Реальности напоминает броуновское движение, побуждает с огромным вниманием следить за рассуждениями автора, искать ответы на вопросы вместе с ним. Как происходит конечный выбор? Есть ли цена усилиям отдельного индивида или всё вокруг определяют силы нам неподвластные?

«Во Времени нет ничего парадоксального, но только потому, что само Время всячески избегает парадоксов».

Именно поэтому главный герой романа – прозревший одиночка, бросивший вызов бездушной, порочной и лживой бюрократической системе, в руках которого оказалась сосредоточена судьба всего человечества. Сюжетный ход, в последнее время хоть и ставший достаточно клишированным, по-прежнему актуален, потому традиционно удерживает интерес. Также следует отметить, что роман полон таких анахронизмов, как перфоленты, рычаги управления или счётные машины, что не удивительно, ведь он был написан в 1955 году. Однако сейчас они добавляют некой временной многослойности, возникает ощущение будто читаешь хронику нереализованного варианта будущего.

Наряду со сверхглубоким исследованием гуманитарных проблем, Айзек Азимов не уделил должного внимания детальной проработке выдуманного им мира, потому в романе предостаточно логических парадоксов. Например:

  • Какое событие привело к появлению «Вечности» в исходной Реальности, учитывая отсутствие необходимой научной базы у настоящего Виккора Маллансона?
  • Почему датой основания организации стало 27 столетие при полной свободе выбора?
  • Как функционировала «Вечность» за границей темпорального поля, которая занималась торговлей и имела штат Наблюдателей, осуществлявших свою деятельность в реальном времени?
  • Каким образом была реализована блокировка Скрытых Столетий и как человечество существовало в них?
  • Почему никто из специалистов «Вечности» не попытался разобраться в систематическом исчезновении возможности выхода в космос и решить эту проблему?

Ответов на эти вопросы в романе нет, потому закрыв его, остаётся чувство некоторой недосказанности. И всё же он заслуживает того, чтобы быть прочитанным. «Конец Вечности» Айзека Азимова – это образцовая классическая хроноопера о парадоксах времени, которая оставляет после себя сильные впечатления, заставляя задуматься о природе общества и человека, о власти и свободе, о путях дальнейшего развития цивилизации. При этом, интересный сюжет, напоминающий менее мрачный вариант «1984» Джорджа Оруэлла, также способен навести не на одну историческую параллель, и позволить испытать неожиданные откровения.

Моя оценка: понравилось (4)

Купить в домашнюю библиотеку: