КАТАЛОГ-ХОЛЛПРОЗАКЛАССИЧЕСКАЯ ПРОЗА

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ ФЁДОРА ДОСТОЕВСКОГО «УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЁННЫЕ»

Фото обложки книги Фёдора Достоевского «Униженные и оскорблённые»

Роман российского писателя Фёдора Михайловича Достоевского «Униженные и оскорблённые»: жанр – классическая проза; объём произведения – 4 части (46 глав, включая эпилог); дата первой публикации – 1861 год (журнал «Время»); страна – Российская империя. Возрастное ограничение – с 14 лет.

Провести грань между добром и злом совсем несложно, но только если человек это делает вне себя. Когда приходится смотреть в собственную душу, всё присущее ей теряет строгие очертания, а то и вовсе ловко начинает подменять одно другое. Как тогда разобраться, кем являешься на самом деле? Есть ли способ увидеть «проказу», что носишь в себе? Можно ли понять, чем делишься с миром и так ли уж он в твоём случае несправедлив? В письме к старшему брату от 16 августа 1839 года Фёдор Михайлович Достоевский написал следующие строки: «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком». Эти слова вполне можно было бы сделать эпиграфом ко всему творчеству писателя, но для меня они главным образом ассоциируются с романом «Униженные и оскорблённые». В нём «великий психолог русской литературы» препарирует такое качество, как эгоизм во всех его формах, даже таких, которые редко кто замечает, а может быть, даже не догадывается об их существовании.

Произведение имеет несколько особенностей, о чём следует упомянуть до того, как погружаться в его анализ. В первую очередь — это отсутствие строгого хронологического принципа. Хотя «Униженные и оскорблённые» охватывают период в полтора года, по факту сюжет берёт начало в середине 40-х, а в дальнейшем упоминаются события исторической, общественной и литературной жизни Российской империи вплоть до конца 1860 года. Такое смещение, вернее, сжатие времени, позволило Достоевскому сделать полотно романа более объёмным, рассмотреть внешние контуры интересующего его явления эгоизма за пределами отдельно взятых человеческих судеб, расширить спектр рассматриваемых тем, провести параллели с набирающими силу общественно-политическими течениями и попытаться найти ответы на большее количество вопросов.

Вторая особенность – сконцентрированность автора в построении характеров персонажей на одном качестве – эгоизме, показанном у разных героев всего лишь с разных сторон. Потому ряд критиков – современников автора, отнесли «бедность и неопределённость образов» (Н.А. Добролюбов) и как следствие «обилие небывалых людей, редко встречающихся в жизни» (Е.Ф. Зарин) к серьёзному недостатку, а саму книгу причислили к разряду «превосходных сказочных романов» (Г.А. Кушелёв-Безбородко). В ответ на подобные замечания Достоевский, относившийся к своей работе чрезвычайно строго, откликнулся так: «Совершенно сознаюсь, что в моём романе выставлено много кукол, а не людей, что в нём ходячие книжки, а не лица, принявшие художественную форму. В то время как я писал, в жару работы, этого не сознавал, а только предчувствовал. Но вот что я точно знал, начиная тогда писать, что два наиболее серьёзных характера будут изображены совершенно верно и даже художественно». Справедливости ради необходимо отметить, что все образы получились интересными, просто стиль их описания оказался довольно специфичен. Впрочем, некоторые это поняли и встретили новаторство Фёдора Михайловича восторженно: «Автор — удивительный мастер оттенять характеры выводимых им лиц и класть особый оттенок на каждого из них не с нескольких приёмов, а с одного разу. Одна сцена — и перед вами весь человек». (А. Хитров).

Наконец, третья особенность напрямую связана с биографией писателя и сменой его мировоззрения. «Униженные и оскорблённые» – это не просто первый большой роман Достоевского, написанный после заключения в Петропавловской крепости, несостоявшегося расстрела, но последовавшей четырёхлетней ссылки на каторгу. Это первый его опыт написания идеологического романа, где появляются два героя–носителя высших идей: богочеловека и человекобога (ко Христу и от Христа). Всё дальнейшее творчество Достоевского-гуманиста станет полем их битвы.

Сюжет «Униженных и оскорблённых» берёт начало в один из холодных мартовских вечеров, когда бедный начинающий литератор Иван Петрович 25 лет, от лица которого ведётся рассказ, после долгих скитаний по Санкт-Петербургу в поисках дешёвой квартиры, решает по привычке зайти в кондитерскую Миллера: согреться и почитать свежие русские журналы. Большинство посетителей оказалось ему знакомо, включая дряхлого старика с собакой, что ежедневно захаживал сюда и, не говоря ни с кем, сидел у печки в течение трёх или четырёх часов, уставившись перед собой пустым взором. Все к нему привыкли и не обращали на него никакого внимания. Однако в этот вечер среди гостей оказался незнакомый купец из Риги, который, в отличие от других, решил потребовать от старика объяснений «наглого рассматривания» его персоны. Попытавшись быстро ретироваться из кондитерской, тот позвал свою Азорку, но она не шелохнулась, околела. Сломленный горем, он сделал с десяток шагов, потом осел на землю и, успев прошептать направившемуся следом за ним Ивану Петровичу: «На Васильевском острове, в Шестой линии…», тоже умер. Полиция быстро установила, что погибший – Иеремия Смит – русский подданный из иностранцев 78 лет от роду и жил он недалеко от кондитерской, а вовсе не на Шестой линии. Похоронив несчастного, Иван Петрович заселяется в его квартиру с удачно низкой месячной арендой, а заодно надеясь, таким образом разгадать тайну последних слов старика. Однако произойдёт это не раньше, чем откроется история самого рассказчика, его приёмной семьи Ихменевых и судебной тяжбы, поставившей её на грань разорения.

Николай Сергеич Ихменев – мелкопоместный обедневший дворянин, но прекрасный хозяйственник (настолько, что к нему приезжали учиться вести дела соседи-помещики) четырнадцать лет назад оказался обласкан вниманием князя Петра Александровича Валковского, которому понадобился управитель в село Васильевское. Николай Сергеевич дал согласие и за все годы работы на князя между ними не возникло ни одного недоразумения: имение процветало, доходы росли, а степень доверия была так велика, что Валковский однажды поручил Ихменеву покупку ещё одного села и близлежащей рощи, а следом отправил к нему на перевоспитание своего непутёвого сына, «ветрогона» Алёшу. Никому и в голову не могло прийти, что очень скоро уважение и дружба сменятся на ненависть и вражду.

Всё началось с анонимного доноса, отправленного якобы из провинции в Петербург, в котором Ихменев был обвинён в присвоении денег князя. Потом по окрестностям распространилась грязная сплетня, что «хитрая и безнравственная» Наташа – родная дочь Ихменева – околдовала молодого князя, решив женить его на себе, а родители девушки всё знали и потворствовали задуманному. Встреча князя с управляющим закончилась взаимными оскорблениями и тяжёлой ссорой, а затем начался судебный процесс, потребовавший от Николая Сергеича личного присутствия в столице. Так все Ихменевы оказались в Петербурге, на ещё большую беду, чем случилась прежде.

Наташа, влюблённая в Алексея, уходит к молодому человеку, поверив в его обещание брака, отвернувшись от ложно оклеветанного отца и сломленной матери. Узнав о выборе детей, Николай Сергеич в порыве гнева отрекается от дочери, а старший Валковский приступает к поиску более достойной кандидатуры для сына, чем будущая нищенка с благородной фамилией. Ване же не остаётся ничего другого, кроме как, спрятать свои чувства к сводной сестре и помочь девушке обрести мучительное счастье, ради которого она пожертвовала всем. Впрочем, довольно скоро на его плечи ляжет забота не только о ней и раздавленных горем приёмных родителях, но и о двенадцатилетней Нелли (Елене) – внучке Иеремии Смита, что неожиданно появится среди ночи в его квартире.

Как только завершаются экспозиция и завязка романа, описанные выше, сюжет устремляется во внутренний мир героев, в горнило их метаний между добром и злом: либо позволить любви взять верх над унижением и обидой, либо, так и не простив, потерять всё. Одной из форм зла, источником «неблагообразия» мира и человеческих отношений Достоевский видит эгоизм, как проявление гордыни – первородного греха согласно Священному Писанию. Он является главной темой романа, с которой связан весь круг рассматриваемых автором проблем. Центральное же место среди них занимает проблема нравственного выбора.

Носителем самого страшного, хищнического, циничного эгоизма в романе является князь Пётр Александрович Валковский, живущий по принципу: «Всё для меня, и весь мир для меня создан». Его истинный образ вырисовывается постепенно, проступает, словно ржа и плесень на идеально-загрунтованном холсте. В первых главах он показан как красивый, обходительный, способный покорить любое сердце человек, правда «не из любезных, особенно с теми, в ком не нуждался и кого считал хоть немного ниже себя». В дальнейшем же его гнилая душонка полностью уродует «благородное лицо-маску», выставляемую перед обществом, за которой скрывается изысканный развратник, стремящийся наслаждаться жизнью, брать и потреблять без зазрения совести всё, что приглянётся его ненасытному, алчному взгляду.

«Жизнь – коммерческая сделка; даром не бросайте денег, но, пожалуй, платите за угождение, и вы исполните все свои обязанности к ближнему, — вот моя нравственность. Хотя, признаюсь, лучше и не платить своему ближнему, а суметь заставить его делать даром. Идеалов не имею и не хочу иметь. В свете можно так весело, так мило прожить и без идеалов».

И всё же идеал у Валковского есть – деньги – главный двигатель и вершитель человеческих судеб. Ради них он готов на ложь, на брак, на шантаж, на любую подлость, и даже на осмеяние собственного сына в присутствии любимой им женщины. Ради них князь когда-то уничтожил семью крупного заводчика Иеремии Смита, а теперь вгрызся мёртвой хваткой в Ихменевых.

Нетрудно догадаться, что Валковский – это отрицательный герой-идеолог, предшественник Раскольникова («Преступление и наказание»), Свидригайлова («Преступление и наказание») и Ставрогина («Бесы»). В нём пока ещё нет внутренней борьбы между добром и злом, он абсолют зла, но с той же устрашающей решимостью и прозорливостью:

«Без нас нельзя. Без нас ни одно общество ещё никогда не стояло. Мы не потеряем, а напротив, выиграем; мы всплывём, и девиз наш в настоящую минуту должен быть: «Чем хуже, тем лучше».

Пройдёт чуть более пятидесяти лет, и, такие как Валковский бросят в жернова Гражданской войны целую страну, чтобы получить возможность безнаказанно разворовать её богатства. Количество пролитых крови и слёз не будут иметь для них значения, тем более что выжившие окажутся щедро «облагодетельствованы».

«Опыт, хоть и печальный, научит, как поддерживать стабильное старое, принесёт для этого новые данные; а следственно, даже надо желать, чтоб теперь поскорее дошло до последней степени неосторожности».

Любые слова и поступки в глазах эгоиста выглядят «прилично и благородно». И если для самооправдания не хватает ума, то его прекрасно заменяют наивное простодушие и глупость. Таков сын князя – Алексей Петрович Валковский. Как только он перестал получать деньги от отца, тут же закончилась и его «любовь» к Наташе, которая будучи человеком «тонкой души», непременно должна желать ему счастья «пожертвовав своим», другими словами согласиться на его брак с графиней Катериной Фёдоровной Филимоновой, выбранной папенькой в жёны. А ведь если бы Алёша действительно был на стороне Наташи, если бы его любовь была верной, сильной, лишённой эгоизма, никто бы не нарушил их счастья, и ни Наташа, ни её родители не стали бы жертвами Петра Александровича Валковского.

Катя во многом походит на Алексея, такой же «совершенный ребёнок», но в отличие от молодого князя ребёнок «убеждённый, с твёрдыми правилами и страстной, врождённой любовью к добру и справедливости». Её пламенной воли и настойчивости оказалось достаточно, чтобы покорить юнца, не способного принять ни одного самостоятельного решения, но обожающего увлекаться красивыми идеями вроде «всеобщего процветания, гласности и пламенной любви ко всему человечеству». Однако «чем более добродетельное дело совершается – тем более здесь эгоизма». Потому старший князь Валковский в разговоре с Иваном Петровичем метко замечает: «Алёша и Катя – совершеннейшая пара: оба дураки в последней степени; мне того и надо».

Этой фразой Достоевский показывает, каким образом идеология из теории переходит в стадию реализации. Для любого её носителя нужны исполнители: страстные, убеждённые до последней крайности и не задающие лишних вопросов. Алексей готов пойти за кем угодно, а Катерина – «сочувственно» пожертвовать миллион рублей человеку вроде Безмыгина члена молодёжного кружка, организованного двумя её кузенами Левенькой и Боренькой на «общественную пользу». А то, что этот же Безмыгин призывает «не смущаться ничем, не стыдиться нашей восторженности, наших увлечений, наших ошибок и идти напрямки» — это её уже нисколько не беспокоит, как и то, на какую именно «общественную пользу» пойдут деньги.

Таким образом, эгоизм направленный вовне губителен как для общества, так и для государства в целом. Именно в нём видит Достоевский проблему эгоистических устремлений своей эпохи, а в более широком масштабе проблему зарождения всех разрушительных идеологий в истории человечества и их катастрофических последствий. Эгоизм, направленный вовнутрь, на самого себя – не менее страшное оружие. Он ослепляет, ожесточает, а потому разобщает даже самых близких людей, которые в романе представлены семьями Ихменевых и Смитов.

Как ни странно может показаться, но антиподом старшего князя Валковского, жадного до денег, является «мнительная, ревнивая и прямодушная» Наталья Николаевна Ихменева, жадная до чувств, а потому воплощающая эгоизм жертвенной любви. Девушка способна отдать своё сердце лишь ветреному, слабохарактерному человеку, который позволит ей чувствовать себя выше него, и страдая, испытывая страшную душевную боль, получать в этом удовольствие:

«Я ужасно любила его прощать. Когда он оставлял меня одну, я хожу, бывало по комнате, мучаюсь, плачу, а сама думаю: чем виноватее он передо мной, тем ведь лучше… да».

Эгоистическое стремление Наташи завладеть избранником заканчивается печально и вполне закономерно. Человека невозможно удержать рядом с собой насильно, даже если бесконечно повторять: «Он был мой. Почти с первой встречи с ним у меня появилось непреодолимое желание, чтоб он был мой, поскорее мой, и чтоб он ни на кого не глядел кроме меня, одной меня». Любовь эта уродлива и болезненна. Наташа осознаёт только свои чувства, но глуха к страданиям родных и любящего её Ивана Петровича.

Для Николая Сергеича Ихменева, человека «тонкой, доброй, искренней натуры», быстро привязывающегося к людям, характерен эгоизм страдания от гордыни. Рассорившись с князем Валковским, услышав клевету и оскорбления в свой адрес, потеряв имение и дочь, старик замыкается в своём горе, терзая им себя и свою жену. Его ахиллесова пята – неумение принимать ошибки других и прощать, переступать через боль и обиду. Потому разочарование, связанное с предательством близкого человека, озлобляет его настолько, что он готов того даже проклясть. Конфликт Натальи и Николая Сергеича – это ещё и конфликт чувства и долга, где каждый выбрал первое и пренебрёг вторым.

Страшный морок Ихменева сумел разрушить лишь рассказ Нелли о её матери, когда-то поступившей подобно Наталье Николаевне, а затем проклятой дедушкой Иеремией Смитом. Осознав, что и его дочь в итоге закончит свои дни в каком-нибудь грязном подвале, умерев от чахотки, он находит в себе силы её простить и принять обратно домой.

Самая маленькая героиня романа – Нелли (Елена), «дикое и ожесточённое существо» — является воплощением эгоизма страдания от самоунижения. Она питается чувствами жалости к себе, и даже оказавшись рядом с добрыми людьми (Иваном Петровичем и Ихменевыми) готовыми изменить её жизнь, девочка не может отказаться от «инквизиторской недоверчивости» и принять их помощь, не способна перестать быть жертвой в собственных глазах. Для неё гораздо проще и естественнее продолжать голодать, бродяжничать и побираться. Почему? В эгоизме Нелли находит возможность тешить собственное самолюбие: «Не я первая; другие и лучше меня, да мучаются. Всю жизнь буду бедная; так мне мать велела, когда умирала».

Образ Нелли позволил Достоевскому не только показать самое глубокое, неприметное на первый взгляд дно эгоизма, но и как его отражение – жизнь городского социального дна, петербургских трущоб, где господствуют нищета, болезни, пороки и преступления. Маленький человек, оказавшийся в нём, обречён на физическую и нравственную гибель.

«Мрачная это была история. Одна из тех мрачных и мучительных историй, которые так часто и неприметно, почти таинственно, сбываются под тяжёлым петербургским небом, в тёмных, потаённых закоулках огромного города, среди взбалмошного кипения жизни, тупого эгоизма, сталкивающихся интересов, угрюмого разврата, сокровенных преступлений, среди всего этого кромешного ада бессмысленной и ненормальной жизни».

Таких людей, как Нелли, тысячи и тысячи. Поднимая тему униженных и оскорблённых, показывая во всех мрачных красках их жалкое, несправедливое существование, Достоевский отмечает, что все они: сломленные, забитые, морально изувеченные люди. Однако внешние обстоятельства, по мнению автора – это всего лишь «уродливая корка» страшной болезни, глубоко поразившей всё общество. В первую очередь «униженные и оскорблённые» – это люди, отрёкшиеся от собственной личности, уступившие злу в своём сердце. Потому выход из ненормального состояния, разъединяющего и разобщающего людей, писатель видит во всепрощении, нравственной стойкости и духовном единении человечества. Носителем этой идеи (кодекса христианского гуманизма) в романе является Иван Петрович, а трогательно и наивно озвучивает в финале Николай Сергеич Ихменев:

«О! Пусть мы униженные, пусть оскорблённые, но мы опять вместе, и пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас! Мы пойдём рука в руку!»

Конечно, Достоевский понимал, что нравственное единение не уничтожит социального зла, которое в романе вполне ожидаемо торжествует в лице князя, разорившего Ихменевых. Но борьба, что пассивная, что активная, по его мнению, бессмысленна изначально. Потому Нелли, горячо проклинающая весь мир, в итоге умирает, а деятельный и прыткий рационалист Маслобоев, пытавшийся разоблачить Петра Александровича Валковского, ограничивается советом: «Берегись его, Ваня». Писатель честно признаёт наличие неразрешимых конфликтов своей эпохи, и всё же отмечает, что без изменения внутренней сути человека, искоренения всех форм эгоизма, социальная гармония невозможна в принципе. Первый шаг лежит исключительно в духовно-нравственной сфере. В этом заключается смысл романа, а его название играет роль адресата.

Читая Достоевского, всегда поражаешься тому, на что оказывается способен человек: до каких нравственных высот может подняться и как низко пасть, причём всегда следуя собственному выбору. В «Униженных и оскорблённых» жизнь героев определяется их гордыней и эгоизмом. Как следствие, в одних случаях она становится чудовищной квинтэссенцией животных инстинктов, в других – мучительным бременем: сплетением боли, разочарования и разрушения всех надежд. И даже любовь превращается из светлого, радостного чувства в корёжащую человека безжалостную силу. Так что невольно напрашивается вывод: ничто так не унижает и не оскорбляет человека как смирение перед собственными пороками и недостатками. Фёдор Михайлович как всегда прав.

Интересные факты из романа Фёдора Михайловича Достоевского «Униженные и оскорблённые»:

  • Прототип Ивана Петровича. Данный образ носит автобиографический характер. Литературный дебют Ивана Петровича, восторженная оценка его первого романа «критиком Б.», взаимоотношения молодого писателя с его «антрепренёром» (издателем) — эти и некоторые другие факты восходят к биографии молодого Достоевского, автора «Бедных людей», блистательно вступившего в 1846 году на литературное поприще и обласканного самим Виссарионом Григорьевичем Белинским. Неожиданный и необъяснённый в романе писательский крах главного героя после удачного дебюта также является косвенным отражением биографии молодого Достоевского.
  • Литературно-политическое издание, упоминаемое в романе. Газета «Северный трутень», где публиковались отрицательные рецензии на первый роман Ивана Петровича – это саркастическая аллюзия на газету «Северная пчела» (1825—1864), основанную Фаддеем Венедиктовичем Булгариным и Николаем Ивановичем Гречем. В 1840-е годы против «Северной пчелы» выступали «Отечественные записки» и «Современник», сотрудником которых был Белинский. Он постоянно занимался нападками на Булгарина, тот платил ему тем же, а страдали от этой «войны» писатели (если один хвалил чьё-то произведение, то другой непременно ругал).
  • Параллели между общественно-политической жизнью в романе и в Российской империи описываемого периода. Проблемы «отвлечённого философского характера», обсуждавшиеся в кружке Левеньки и Бореньки – это отсылка к «пятницам» Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского, которые посещал молодой Достоевский в конце 1840-х годов. Именно за участие в этом кружке, Фёдор Михайлович был арестован и заключён в Петропавловскую крепость, а потом получил четыре года ссылки. Споры Алёшиных друзей «по поводу современных вопросов и начинающихся реформ» — ещё одна отсылка, раскрывающая обсуждаемые среди петрашевцев темы: от свободы книгопечатания до освобождения крестьян. Все эти изменения пришлись на 60-е годы XIX века и вошли в историю как «эпоха великих реформ». Среди них: Крестьянская, отменяющая крепостное право (1861), Земская (1864), Судебная (1864), Военная реформа (1864), реформы в сфере печати, образования и др.
  • Топография романа. Все события происходят в Санкт-Петербурге, причём большинство мест действия и маршруты героев соответствуют реальной топографии Северной столицы. Например: Вознесенский проспект (кондитерская Миллера), Тринадцатая линия на Васильевском острове (дом Ихменевых), Шестая линия на Васильевском острове (дом Анны Трифоновны Бубновой, где  умерла мама Нелли), Малая Морская улица (квартира старшего князя Валковского), набережная реки Фонтанки (квартира Наташи и Алёши), Шестилавочная улица (квартира Маслобоева), Большая Морская улица (ресторан Бореля в доме №16, в котором произошла личная встреча князя Петра Александровича Валковского с Иваном Петровичем).

Моя оценка: очень понравилось (5)

  • Купить в домашнюю библиотеку: 
    Бумажную книгу: Book-24
  • Бумажную книгу: Буквоед
  • Бумажную книгу: Лабиринт
  • Бумажную книгу: Читай-город
  • Электронную книгу: ЛитРес
  • Аудиокнигу: ЛитРес