КАТАЛОГ-ХОЛЛПРИКЛЮЧЕНИЯИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ ДЖЕКА ЛОНДОНА «ЗОВ ПРЕДКОВ»

Фото обложки книги Джека Лондона «Зов предков»

Повесть американского писателя Джека Лондона «Зов предков»: оригинальное название – «The Call of the Wild» (англ.), жанр – исторические приключения, объём произведения – 7 глав, дата первой публикации – 1903 год, страна – США. В русских переводах произведение выходило под названиями: «Бек», «Бук», «Бук – почтовая собака», «Дикая сила», «Голос крови», «Собака – приведение», «Там, где золото».

Внешний флёр цивилизации настолько плотно окутывает нашу жизнь, что та кажется незыблемой. Но это не так. Цивилизация и все составляющие её атрибуты настолько хрупки, что рассеиваются при первом же столкновении с техногенной катастрофой, природным катаклизмом или пандемией. Впрочем, масштабы могут быть и гораздо скромнее, но результат всегда один и тот же. Всё живое возвращается к своим истокам, к первоначальному состоянию, к единственному закону, который бьётся в сердце древним инстинктом: «кто свалился, тому конец». Тему человеческой деградации затрагивали многие авторы. Самым ярким и сильным, безусловно, является роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух». Но рядом с ним в моём личном списке находится и повесть Джека Лондона «Зов предков». Такое соседство не является ошибкой, хотя её главный герой — собака по кличке Бэк. Автор, насколько ему позволил выбранный жанр и границы реализма, максимально очеловечил своего персонажа. Тот испытывает гордость и самолюбие, властолюбив и обидчив, обладает воображением, имеет высокие моральные установки, которые ему против воли приходится отбрасывать, чтобы сохранить себе жизнь. В конце концов, «собака – друг человека», а «скажи мне кто твой друг, и я скажу – кто ты». Золотые слова.

Полная драматических событий история пса-метиса Бэка началась осенью 1897 года, когда открытие золота в Клондайке (регионе, находящемся на территории Юкона на северо-западе Канады) привлекло туда тысячи охотников за удачей. Этим людям нужны были собаки с длинной густой шерстью и крепкими мышцами. Бэк – помесь шотландской овчарки Шеп и сенбернара Элмо весом 140 фунтов (63,5 кг) отвечал всем требованиям, если не считать тот факт, что родился и первые четыре года своей жизни он провёл на юге, в солнечной долине Санта-Карла (Калифорния) в усадьбе семьи Миллера. Впрочем, «эгоцентричный» пёс-аристократ не только ничего не знал о далёком Севере и страшных холодах, ещё он никогда не сталкивался с человеческой подлостью и жестокостью. А именно это и стало причиной всех его дальнейших бед.

Однажды помощник садовника Мануэль, после очередного проигрыша в китайской лотерее, взял Бэка с собой «на прогулку» и продал его за 50 долларов перекупщику собак. Несколько голодных дней, проведённых в клетке товарного поезда, сменились для него такими же страшными днями на пароме, потом снова в поезде. И повсюду равнодушие или злоба, на которые Бэк гордо отвечал холодным безразличием или благородным гневом. Но только до тех пор, пока он не оказался в Сиэтле у «первоклассного собачьего доктора» в «красном вязаном свитере». Его методика «лечения» непослушания заключалась в знакомстве с дубиной до потери сознания.

«Он понял раз навсегда, что человек, вооружённый дубиной, сильнее его, и полученный урок запомнил на всю жизнь. Эта дубина была для него откровением. Она ввела его в мир, где царит первобытный закон. И Бэк быстро усвоил этот закон. Ему открылась жестокая правда жизни, но она его не запугала: в нём уже пробуждалась природная звериная хитрость».

Побеждённого, но не сломленного Бэка вскоре покупает курьер канадской почты Перро, работающий в паре с погонщиком Франсуа. Вместе с ними некогда добродушный и ласковый пёс оказывается в итоге на Севере – в мире, где правил закон «дубины и клыка», где отныне ему каждый день придётся бороться с холодом и голодом, человеческим бездушием и цинизмом, и даже со своими братьями-собаками.

К нравам местных сородичей ему пришлось привыкать быстро, потому что любая оплошность могла закончиться смертью от их зубов. Каждая новая драка пробуждала в Бэке инстинкт дикого зверя, учила пускать в ход когти и зубы, как это делали его дикие соплеменники. Смутными, невнятными голосами заговорила в нём память рода. Привитый же одомашненными предками благородный лоск и воспитание рассеивались вместе с воспоминаниями о солнечном юге. Он усваивал новые повадки без всяких усилий, не видя в них ничего необычного, как будто они всегда были ему свойственны. Бэк научился есть даже малопривлекательную пищу, выгрызать лёд между пальцев, выбивать передними лапами полынью, чтобы напиться, предугадывать направление ветра на целую ночь вперёд, распознавать, что несут звуки – спокойствие или опасность. Его главной целью стало выживание, стремление приспособиться к новым условиям, жертвуя при этом всем, что составляло его прежнюю суть – честь, благородство и милосердие.

«Все его прежние нравственные понятия рушились, в беспощадно жестокой борьбе за существование они были только лишней обузой. Они были уместны на Юге, где царил закон любви и дружбы, — там следовало уважать чужую собственность и щадить других. А здесь, на Севере, царил закон дубины и клыка, и только дурак стал бы здесь соблюдать честность, которая мешает жить и преуспевать».

Когда-то Бэк был готов умереть «во имя своих идей морального порядка», например, защищая хлыст для верховой езды судьи Миллера. Теперь же он спокойно мог украсть еду у людей, в угоду настойчивым требованиям пустого желудка, свалив при этом вину на другую собаку. Ещё недавно он не представлял себя на месте лошади, а случись такое, посчитал бы это «страшным оскорблением», но спустя несколько месяцев на Севере, уже бросает вызов Шпицу – вожаку упряжи, чтобы занять его место. Ради этого он даже устроил «замаскированный мятеж» среди собак, который закончился убийством противника – неизбежный итог в борьбе за первенство среди «дикарей». Прежний добродушный Бэк исчез, «появился торжествующий зверь, который убил и наслаждался этим».

Преображение Бэка происходило не только вследствие суровых условий Крайнего Севера и общества недружелюбных сородичей. Больше всего в романе поражают люди, методично и безжалостно «сдирающие» с него цивилизованность изначально доброй и благородной собачьей натуры. И наблюдать за этим труднее и страшнее всего.

Первые хозяева Перро и Франсуа были строгими, но справедливыми. Погонщик никогда не использовал кнут понапрасну. Что же касается Бэка, то, чтобы облегчить страдания от многочисленных порезов и мозолей на изнеженных лапах бывшего южанина, Франсуа даже пожертвовал частью своих мокасин и сшил ему обувь. Однако новое назначение Перро, оказалось важнее преданности, потому он с лёгкостью продал упряжь с девятью собаками и оба мужчины исчезли из жизни Бэка навсегда.

Второй владелец – безымянный шотландец – не был душевным и заботливым человеком. Справедливости от него тоже ждать не приходилось. Собаки порой уставали с дороги так, что у них часто не хватало сил даже на утоление голода, они просто падали на снег в постромках и засыпали. Этот человек присматривал за ними не больше, чем за тюками с почтой на санях, которые псы старательно для него везли. Однажды, доставив груз в Скагуэе, шотландец, получив новое задание, не терпящее отлагательств, быстро перепродал упряжь измотанных и негодных на тот момент для использования собак, «поскольку доллары, как известно, были ценнее их». А затем растворился в шумной толпе навсегда.

Американцы Хэл, Чарльз и Мерседес (первому мужчине взбалмошная леди приходилась сестрой, второму – женой) оказались наихудшими хозяевами собак. И дело не только в том, что они совершенно не понимали жизни на Севере, во многих ситуациях вели себя беспомощно, глупо и не желали при этом видеть своих ошибок, учится на них и исправлять сделанное. Эти «наивные искатели приключений» были абсолютно равнодушны к страданиям собак, держа их на голодном пайке из мороженной лошадиной шкуры и заставляя тащить нарты с огромным грузом и Мерседес вперёд, хотя снег уже начал таять и дорога постоянно прерывалась полыньями. Когда они добрались до стоянки Джона Торнтона у устья Белой реки, девять собак из четырнадцати уже околели, а оставшиеся пять были близки к этому.

Никогда Бэк не решал свою судьбу, покоряясь воле человека, как это веками делали его одомашненные предки. Но почувствовав смерть, он предпочёл быть избитым кнутом Хэла, чем провалиться под тонкий лёд, будучи связанным постромками с остальными собаками и тяжёлыми нартами. Его смирение, держащее в узде звериные инстинкты перед «царём природы», дало трещину, за которой лежала пропасть. Но Джон Торнтон не дал ему в неё упасть, защитив от юнца – сумасброда.

Вся любовь, огромная и безрассудная, на которую был способен Бэк, заполнила его сердце к этому человеку. Однако покорность и верность теперь соседствовали в нём с жестокостью и коварством дикаря. Джон Торнтон не видел «кровожадного хищника», в которого превращается его пёс, как только лес укрывал его от глаз. Но любовь была сильней, потому она всегда заставляла Бэка возвращаться. И эту любовь тоже разрушили люди – Ихеты, напавшие ночью на лагерь. Они не оставили в живых никого, Бэк – не оставил в живых ни одного индейца из тех, что побывали в лагере. Зов его предков вырвался на свободу и поглотил до конца.

Подняв тему деградации личности домашней собаки, по сути, Джек Лондон исследует механизмы одичания цивилизованного существа, анализирует проблему столкновения цивилизации и дикости, а также их выражения в человеке. Страшный и неизбежный итог этого процесса всегда один и тот же: отказ от нравственности и культуры низвергает на самое дно страха и варварства. Однако человек непросто теряет себя. Падая, он творит зверя по образу своему и подобию, а затем в страхе возносит над собой, покоряясь его воле. Потому неслучайно для племени Ихетов дьявол принял облик Духа Собаки – вожака волчьей стаи, убивающего людей, крадущего запасы и разоряющего стойбища. И ни один, даже самый храбрый охотник отныне не решался спуститься в долину, которую он избрал своим убежищем.

Между нами и всем животным миром вместе взятым есть одно сходство: «Все мы – марионетки в руках природы». В этой цитате заключается основная мысль небольшой повести Джека Лондона «Зов предков», которая напоминает о том, что в глубине человека тоже сидит его древний предок, подчиняющийся лишь «закону бича и клыка» и важно никогда не забывать об этом.

Произведение, несмотря на наличие в сюжете жестоких и тяжёлых сцен, одновременно поражает своей особой красотой авторского слога и удивительными описаниями северной природы. Таким контрастом писатель как бы даёт понять, что даже там, где царит тьма, остаётся место для света. И у Бэка он остался, заставляя его, время от времени, возвращаться туда, где перестало биться сердце Джона Торнтона, чтобы исполнить для него «в бледном свете луны или мерцающих переливах северного сияния древнюю песнь».

Моя оценка: очень понравилось (5)

Купить в домашнюю библиотеку: 
Бумажную книгу: Book-24
Бумажную книгу: Буквоед
Бумажную книгу: Лабиринт
Бумажную книгу: Лабиринт (интерактивная книга)
Бумажную книгу: Читай-город
Электронную книгу: ЛитРес
Аудиокнигу: ЛитРес