КАТАЛОГ-ХОЛЛПРОЗАКЛАССИЧЕСКАЯ ПРОЗА

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ ОСКАРА УАЙЛЬДА «ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ»

Фото обложки книги Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Роман ирландского писателя Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»: оригинальное название – «The Picture of Dorian Gray» (англ.); жанр – классическая проза; дата первой публикации – 1890 год («Ежемесячный журнал Липпинкотта» — «Lippincott’s Monthly Magazine») в сокращённой версии – 13 глав; страна – США. В Великобритании роман был опубликован отдельным изданием в 1891 году в полной версии – 20 глав. Возрастное ограничение – с 16 лет.

Большинство произведений, получивших громкий титул Великих, притягивают нас к себе глубиной философской мысли, оригинальностью сюжета и красотой слога. Но не более, потому что они не нарушают грань, проходящую между реальностью и искусством. Однако есть и такие книги, литературные достоинства которых ими же затмеваются, потому что своим появлением на свет они разрушили эту грань, став злыми пророками. Из их числа наиболее известны новелла Моргана Робертсона «Тщетность» (1898 год), повествующая о непотопляемом корабле «Титане», который  налетел на айсберг и утонул (в 1912 году точно также погибнет «Титаник») и роман-утопия Вадима Никольского «Через тысячу лет» (1927 год), рассказывающая о бомбёжке американскими истребителями двух населённых пунктов в Японии (в 1945 году подобным образом будут уничтожены Хиросима и Нагасаки). Книги, ставшие судьбоносными, заставляют совсем по-другому воспринимать творения служителей пера. Но особо сильное волнение и трепет у меня вызывают произведения, в которых автор в буквальном смысле предсказывает собственную судьбу. К последним, например, относится знаменитый роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».

«Герой книги, молодой парижанин, в котором так своеобразно сочетались романтичность и трезвый ум учёного, казался Дориану прототипом его самого, а вся книга – историей его жизни, написанной раньше, чем он её пережил».

Книга, «отравившая душу» главного героя, была выдумана автором, а вот написанный им в 1890 году знаменитый роман, действительно стал мрачным предвестником его личной трагедии. Через семь лет после его публикации, в послании «В тюрьме и оковах», он напишет:

«Боги щедро одарили меня. У меня был высокий дар, славное имя, достойное положение в обществе, блистательный, дерзкий ум; я изменял мировоззрение людей и все краски мира; что бы я ни говорил, что бы ни делал — всё повергало людей в изумление. Я относился к Искусству, как к высшей реальности, а к жизни — как к разновидности вымысла. Я забавлялся тем, что слыл фланёром, денди, законодателем мод. Я окружал себя мелкими людишками, низменными душами. Я стал растратчиком собственного гения и испытывал странное удовольствие, расточая вечную юность. Устав от горних высот, я нарочно погружался в бездну, охотясь за новыми ощущениями. Отклонение от нормы в сфере страсти стало для меня тем же, чем был парадокс в сфере мысли. Желание, в конце концов, превратилось в болезнь или в безумие — или в то и другое сразу. Я потерял власть над самим собой. Я уже не был Кормчим своей Души и не ведал об этом. Я навлёк на себя чудовищное бесчестье».

Эти строки были адресованы избалованному молодому аристократу Альфреду Дугласу (Бози), ради которого в июле 1892 года Оскар Уайльд бросил жену и двух детей. Запретная связь отняла у него всё, включая свободу. После тюремного заключения писатель хотел начать жизнь с публичного прощения человека, который когда-то его предал. Не получилось, потому что по его же признанию, сделанному чуть позже «самое страшное не то, что жизнь разбивает сердце, но то, что она обращает сердце в камень». И это был не просто красивый афоризм. Очень скоро его жена Констанс запишет следующее: «теперь он говорит, что, если бы увидел лорда А. (Дугласа), убил бы его на месте». В 1900 году жизнь Оскара Уайльда оборвётся, метафорично повторив смерть Дориана Грея, слуги которого нашли хозяина на полу «с ножом в груди» перед «великолепным портретом в блеске его дивной молодости». Сердце, «обращённое в камень», долго биться не может.

Секрет поразительного предвидения писателя заключается в том, что подобно создателю портрета Дориана Грея он тоже вложил в своё творение не только талант, но и душу, причём куда больше, чем, возможно, хотел бы. Каждый персонаж – это одна из её граней, но главных три. Первый образ автора в романе – это художник Бэзил Холлуорд ценитель прекрасного, с возвышенным, одухотворённым взглядом на мир, верящий в единство внешней и внутренней красоты. Комментируя роман, Оскар Уайльд напишет, что таковым он хочет быть, но, к сожалению «все гениальные художники – заурядные в жизни люди». Потому эту часть себя он отвергнет. Второй образ – циничный Генри Уоттон, мыслящий исключительно материальными категориями, и считающий высшей целью, предназначением человека «самовыражение без ограничений, в том числе и моральных». В одном из писем Уайльд отметит, что «лорд Генри тот, кем меня видят другие» и не без оснований. Писатель никогда не отказывал себе в удовольствии эпатирования публики. Наконец, тритий образ – Дориан Грейпо его признанию «это то, чем я хотел бы быть, в другое время». Оно настанет в жизни Оскара Уайльда в день встречи с Альфредом Дугласом, через два года после публикации романа, который станет одним из величайших литературных произведений XIX века с той же магической притягательностью, что и описываемый в нём портрет. Дело в том, что только три преступления Дориана Грея имеют подробное описание, об остальных неизвестно ничего, кроме косвенных и довольно бесформенных намёков. Их читатель должен додумывать сам. Потому, чем темнее душа того, кто берёт роман в руки, тем омерзительней окажется в итоге Дориан Грей. Книга – это холст, на котором каждый «рисует» свой подлинный образ.

«Обыкновенные люди ждут, чтобы жизнь сама открыла им свои тайны, а немногим избранникам тайны жизни открываются раньше, чем поднимается завеса. Иногда этому способствует искусство (главным образом литература), воздействуя непосредственно на ум и чувства. Но бывает, что роль искусства берёт на себя какой-нибудь человек сложной души, который сам представляет собой творение искусства, — ибо Жизнь, подобно поэзии, или скульптуре, или живописи тоже создаёт свои шедевры».

Сюжет романа «Портрет Дориана Грея» довольно прост и незамысловат. Он строится вокруг молодого человека, щедро одарённого от природы чувственной, ослепительной красотой. По просьбе своего друга – художника Бэзила Холлуорда, он часто выступал в роли натурщика для его исторических полотен, изображая то Адониса, то Париса, то императора Адриана. Но все эти картины были далеки от действительности, и однажды Бэзил Холлуорд решает написать настоящий портрет Дориана, вложив в него весь свой талант и благоговейный трепет перед человеком, ставшим ему музой.

В день окончания работы над «венцом художественного творчества», в жаркой мастерской юноша знакомится с Генри Уоттоном, который открывает Дориану глаза на его собственную красоту и, увы, быстротечность молодости. Неважно, каких духовных высот он достигнет и насколько прекрасна будет его душа, жизнь неизбежно разрушит тело, превратив в дряхлого, уродливого старика, «отвратительную марионетку с воспоминаниями о несбывшихся страстях». Жестокая правда пала на благодатную почву. Взглянув на свой великолепный портрет, сердце Дориана вдруг охватили гнев, обида и зависть. Он, человек из плоти и крови, отныне обречён быть насмешкой перед куском холста. И в этот момент юноша восклицает: «Если бы я всегда оставался молодым, а старился этот портрет! За это… за это я отдал бы всё на свете! Ничего бы не пожалел! Я готов был бы душу отдать за это». Брошенные в отчаянии слова стали своего рода сделкой с дьяволом, а роль злого искусителя с удовольствием взял на себя лорд Генри, неожиданно поняв, что может создать живое воплощение всех своих низменных желаний, не пороча при этом фамилию Уоттонов и не делая ничего безнравственного в глазах общества.

Последовавшие затем частые встречи с лордом Генри, сделали Дориана Грея адептом «философии наслаждения», о которой так много и увлечённо говорил его новый друг. Отныне ничто не могло стать ему препятствием на пути к познанию «искусства красивой жизни». Что же касается неизбежных ошибок, то согласно одному из тезисов принятого им на абсолютную веру эстетизма, любой грех – это «акт прекрасного в ореоле очаровательной откровенности», а потому «лекарством душе будут служить ощущения, а ощущения пусть врачует душа».

Спустя месяц Дориан пленяется игрой семнадцатилетней актрисы Сибилы Вэйн, которая столь искусно перевоплощалась в своих героинь, что они буквально оживали на сцене. Девушка страдала в их обликах, предавала, лгала, лишала себя жизни, но при этом оставаясь чистой и непорочной. Вот она — вершина эстетизма, идеал, достойный его сердца! Единственный образ, который Дориан Грей не хотел видеть никогда – это настоящая Сибила Вэйн, достойная существовать лишь в темноте кулис. Чтобы разделить восторг и «сразившую его воображение любовь», юноша приглашает Бэзила и Генри на спектакль, в котором его избранница исполняла роль Джульетты. Однако по злой иронии судьбы именно любовь, подлинная и страстная, губит Сибилу. Вложив в роль свои настоящие чувства к Дориану, она не смогла больше изображать фальшивую страсть. Невзыскательная публика освистывает её, а разочарованный Прекрасный Принц грубо разрывает с девушкой отношения.

Чудесная прогулка по ночному Лондону возвращает ему спокойствие, но ненадолго. Взглянув на свой портрет, юноша замечает неприятные изменения. Его прекрасных алых губ коснулась жестокость! Чувство «беспредельной и дикой жалости к себе» заставило Дориана изменить принятое им накануне решение и помириться с Сибилой, однако пришедший лорд Генри приносит известие о самоубийстве девушки. Его растоптанная любовь теперь превратилась в злую трагедию и всё по вине девицы, которая «эгоистично» оборвала свою жизнь, «не имея на это права». Как примириться с этим фактом? Отринуть чувство вины и душевный застой, позволив на краткий миг пролиться нескольким горьким слезам, чтобы оплакать потерянных навсегда Офелию, Корделию и Джульетту.

Юноша вновь поддаётся сладким речам лорда Генри, и с этого момента начинается его моральное и нравственное падение. Внешне герой остаётся прежним, однако портрет, написанный Бэзилом Холлуордом, постепенно меняется, впитывая и отображая всё «безумие и мерзость, погрязшей в грехе души» своего хозяина. Кусок холста, поддавшись року судьбы, становится уродливой тенью «подлинного» произведения искусства – живого воплощения красоты – Дориана Грея.

Два мира как рай и ад, разделённые пропастью жизни, стали единым целым: опустившийся на дно порока главный герой, среди богато украшенных комнат своего дома, и портрет, спрятанный от посторонних глаз в бывшей классной комнате, хранившей старые вещи и непорочную чистоту его детской жизни. Красота и уродство, добро и зло, мораль и безнравственность – всё потеряло контуры и истинную суть. Что из них является истинными ценностями, а что лишь призраками совершенства и свободы духа? В этом, странном, на первый взгляд, вопросе кроется не только основной конфликт и идея произведения, но также интерес самого автора, который проповедовал теории эстетизма (наслаждение как высшее благо) и гедонизма (поклонение искусству, изящному) в реальной жизни. Верен ли был его выбор? Каким образом человек должен бороться с несовершенством мира: сбегать ли от него в мир искусства, как Бэзил Холлуорд (гедонизм), или принять лживые правила игры, царившие в обществе, и обратить их себе на пользу, как Генри Уоттон (эстетизм)? Ответ прост – истинным является то, что может быть опорой в жизни, даже когда она рушится. Потому центром драматического противостояния двух идеологий — главной темы романа — становится убийство художника Дорианом Греем, в котором проснулось «бешенство загнанного зверя» перед создателем рокового портрета. Тот самый поступок, который никак нельзя выставить в прекрасном свете или оправдать, что и происходит. Бэзил Холлуорд, предложив Дориану молиться о душе, превратился в его глазах в жестокого судью, а лорд Генри, считающий «преступления уделом низших классов», оттолкнул, заявив, что «никогда не следует делать того, о чём нельзя поболтать с людьми после обеда». Таким образом, оба учения – гедонизм и эстетизм – потерпели в глазах автора поражение. Почему они оказались несостоятельны? Чтобы ответить на этот вопрос Оскар Уайльд погружается в исследование темы искусства, а через её призму темы этических и эстетических ценностей.

Художник Бэзил Холлуорд был влюблён в прекрасное. Искусство и красота для него являлись единым целым, искусство – это и есть красота. Потому он стремился обессмертить её с помощью кисти и таланта. Кроме того, он наивно полагал, что высшие духовные качества человека также неотделимы от прекрасного, как холст от красок. Однако искусство – это ещё и ложь. Его боязнь выставлять портрет Дориана Грея на всеобщее обозрение была продиктована именно страхом, что все вокруг увидят его душу, его слепое и жадное поклонение «перед идеалом, перед которым нельзя не преклоняться». Потому творец не просто погиб от руки «жертвы», виновной в собственном моральном разложении, он одновременно позволил фальшивому кумиру убить себя, когда его преданность красоте была растоптана безумием развращённой души. Художник не способен преодолеть разрыва между идеальным содержанием, которое он вкладывает в своё творение, и жизнью, грубо разбивающей его мечту. «Искусство – это болезнь», а ни одна болезнь не может сделать человека счастливым.

Вероятно, спасением может быть венец искусства реальной жизни – любовь, являя собой единство внутренней и внешней красоты? Однако это чувство от начала и до конца тоже пропитано ложью, потому что «начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого». Сибилла Вэйн полюбила Прекрасного Принца, которого не существовало, а Дориан Грей – роли актрисы. Столкнувшись с реальностью, любовь стала такой же жертвой, как и Джеймс Вэйн, обманувшийся неувядающей красотой убийцы своей сестры.

Не имеет ничего общего с подлинными ценностями и искусство словесной риторики. Речи, облачённые в ослепительную игру смыслов, просто выворачивают наизнанку любые этические нормы и не более. На примере лорда Генри автор показывает, куда может завести увлечение интеллектуальным красноречием, для которого целью являются не истина и красота, а утверждение собственной личности. Кроме того, есть область, для которой любой парадокс губителен — это мораль. Нравственные принципы служат человечеству опорой, и взаимоисключающие противоречия здесь неуместны, поскольку разрушают её, делают относительными добро и зло. А это ведёт уже к деградации и гибели человека. Таким образом, писатель приходит к однозначному выводу, истина — это душа и её кормчий — совесть. Только она обладает совершенной красотой, а потому, когда Дориан Грей поднимает руку на подлинно прекрасное – картину, в которой она жила, погибает он, а остаётся «жить» портрет. Смерть главного героя разрубает гордиев узел внутреннего конфликта между его реальной сущностью и прекрасным «внешним» фасадом, созданным ложью. Одновременно она раскрывает смысл романа «Портрет Дориана Грея», символично напоминая закономерный финал сделки с дьяволом: рано или поздно человеку приходит счёт, и он расплачивается самым ценным за то, что пожелал. Юноша отдал душу за красоту и молодость, но всё это обратилось в иллюзию, потому как «красота оказалась маской, молодость – насмешкой».

«Каждый живёт, как хочет, и расплачивается за это сам. Жаль только, что так часто человеку за одну-единственную ошибку приходится расплачиваться до конца. В своих расчётах с человеком Судьба никогда не считает его долг погашенным».

Оскар Уайльд хоть и был сторонником теорий гедонизма и эстетизма, однако в романе чётко обрисовал опасность разделения, искажения или отрицания этических и эстетических принципов. Высшим нравственным законом романа «Портрет Дориана Грея» является тезис, что служение фальшивым идеалам и ценностям приводит к гибели, как это случилось с главным героем. Чтобы наслаждаться материальными благами и красотой, сохраняя при этом лицо и добродетель души, необходимо соблюдать нормы морали и не доводить себя до фанатизма, даже если в запасе есть вечная жизнь. Это то, чему учит книга и тем парадоксальней жизненный выбор её автора.

Смертью главного героя, Оскар Уайльд, образно говоря, поставил точку в своих философских изысканиях, исследовав и разрешив для себя ряд проблем: взаимосвязь между искусством и творцом, роль искусства в жизни человека и его влияние на внутренний мир. Однако вопреки сделанным выводам, тут же окунулся в мир запретного. Был ли это осознанный выбор, попытка подобно лорду Генри теперь уже «экспериментальным путём прийти к научному анализу страстей» или судьба, откликнувшаяся на его желание? Нам не дано узнать, впрочем:

«Правда жизни открывается именно в форме парадоксов. Чтобы постигнуть Действительность, надо видеть, как она балансирует на канате. И только посмотрев все те акробатические штуки, какие проделывает Истина, мы можем правильно судить о ней».

«Портрет Дориана Грея» полон парадоксов и противоречий, которые явно видны между «Манифестом эстетики», изложенным в предисловии к роману и итогом рассуждений Оскара Уайльда в самом произведении. Это напоминает «Алису в Стране чудес»: сначала белый кролик, потом яма и падение. Автор бросает «горячую» приманку читателю, а потом заставляет его погружаться в самые тёмные уголки своей души. По этой причине книга сразу же после публикации снискала как невероятную популярность, так и жесточайшую критику, особенно на родине. Соотечественники писателя узрели в ней высмеивание чопорного пуританского общества и пропаганду аморального досуга, которого на деле они никогда не гнушались. Отзывы сегодняшних читателей также кардинально противоположны: мне попадались не только осуждающие, но и оправдывающие главного героя, ссылаясь на его молодость, неопытность и дурное влияние. Оскар Уайльд оказался прав: каждый видит себя, каждый судит себя или мучительно ищет слова поддержки и сочувствия. Потому я никогда не вступаю в споры с теми, с кем обсуждаю книгу, а просто слушаю.

Интересные факты из романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»:

  • История, послужившая идеей к созданию произведения. Среди друзей Оскара Уайльда был художник по имени Бэзил Уорд. Как-то придя к нему в мастерскую, писатель увидел чрезвычайно красивого натурщика и воскликнул: «Как жаль, что ему не миновать старости с её уродством!» На это Бэзил ответил, что готов рисовать каждый год портрет, чтобы законы природы – старение человека – отражались на портрете, а не на внешности красавца-натурщика.
  • Возраст Дориана Грея. Произведение, согласно временной шкале событий, делится на две части: в первой (I — XI главы) главному герою 20 лет, во второй (XII — XX главы) – 38. Возраст юного Дориана Грея в начале романа автор прямо не указывает, но это легко можно выяснить по ряду подсказок. Так, например, когда Дориан Грей собрался жениться на Сибиле Вэйн (это событие приходится на июль, спустя месяц от начала повествования), то говорит следующее: «Не знаю, что запоют мои опекуны. Меньше чем через год я буду совершеннолетний и смогу делать что захочу». В Британии  XIX века юноши высших сословий могли вступать в брак с 19 лет, но только с согласия опекунов. Самостоятельно принимать решения в отношении брака, а также по всем другим юридическим вопросам молодые люди могли по достижении совершеннолетия, то есть с 21 года. Отсюда легко делается вывод, что Дориану Грею в начале книги 20 лет и 7 месяцев, так как его дата рождения приходится на 10 ноября. Что касается возраста 38 лет, то здесь всё просто. Глава XII начинается следующим предложением: «Это было девятого ноября и накануне дня его рождения, когда ему исполнилось тридцать восемь лет». Далее до самого финала никаких указаний на значительный временной разрыв между событиями нет, но постоянно мелькают описания тёплого осеннего Лондона. Следовательно, жизнь главного героя оборвалась в 38 лет, до наступления зимы.
  • Преступления Дориана Грея. В романе описываются три преступления главного героя. В первой части он бросает влюблённую в него Сибилу, после чего девушка умирает, «проглотив какое-то ядовитое снадобье». Во второй части Дориан Грей убивает художника, нарисовавшего портрет, а затем шантажом заставляет бывшего друга – Алана Кэмпбела – избавиться от трупа. Спустя несколько дней тот сводит счёты с жизнью. В Джеймса Вэйна, устроившего слежку за Дорианом Греем, случайно стреляет сэр Джеффри Клаустон во время охоты, потому здесь вина главного героя косвенная. Ещё два преступления (самоубийство некого юного гвардейца и смерть жены лорда Глостера) называет Бэзил Холлуорд, пытаясь выяснить у молодого человека: правда ли это или просто мерзкие слухи. Дориан их отрицает и в дальнейшем они в романе больше не упоминаются. Кроме того, высший свет обвинит Дориана в разврате нескольких молодых людей из уважаемых семейств, не предъявив при этом никаких доказательств. Среди них: Генри Эштон, Адриан Синглтон и молодой герцог Пертский.
  • Книга, отравившая Дориана Грея. В литературоведческой среде распространено мнение, что таинственная книга, подаренная Дориану Грею лордом Генри – это роман Жориса Карла Гюисманса «Наоборот» (1884). Однако сам автор, отвечая на этот вопрос, утверждал, что книга выдумана.

Моя оценка: очень понравилось (5)

Купить в домашнюю библиотеку: