КАТАЛОГ-ХОЛЛФЭНТЕЗИМАГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ

Рецензия на книгу Дианы Сеттерфилд «Пока течёт река»

Фото обложки книги Дианы Сеттерфилд «Пока течёт река»

Роман британской писательницы Дианы Сеттерфилд «Пока течёт река»: оригинальное название – «Once upon a river» (англ.); жанр – магический реализм; объём произведения – 5 частей (50 глав); дата первой публикации – 2018 год; страна – Великобритания. Возрастное ограничение – с 16 лет.

Создать удачный сплав нескольких жанров в рамках одного произведения – задача трудная. Диана Сеттерфилд начиная с дебютной неоготической «Тринадцатой сказки», затем мрачного «Беллмен и Блэк, или Незнакомец в чёрном», уверенно движется по этому пути, что невероятно радует. Я подобное обожаю. Но лишь третий роман писательницы – ­«Пока течёт река» – сумел, наконец, подарить мне идеальный вариант лёгкого детектива, глубокой семейной драмы, красивой мистической легенды и обворожительного магического реализма. Причём у каждого «притока» этой красивой и полноводной истории оказался в итоге свой счастливый или закономерный финал.

Сюжет берёт начало недалеко от истока Темзы, в сутках ходьбы вниз по течению. Однажды ночью в двери старейшего в округе трактира «Лебедь», расположенного на берегу реки у Рэдкотского моста, вломился окровавленный незнакомец с мёртвой девочкой на руках и, сделав пару шагов, рухнул без чувств на пол. Быстро отойдя от шока, в отличие от засидевшихся допоздна бражников (т.е. гуляк, пьяниц — уст.), не желавших расходиться, хозяйка шумного заведения Марго Окуэлл-Блисс послала за лекаркой Ритой Сандей, воспитанной в монастыре, где была обучена премудростям сестринского дела. Через два часа та сделала всё, чтобы бедолага с чудовищно разорванным ртом, сломанным носом и сотрясением мозга, остался жив. Малышке, к сожалению, помочь уже было нельзя, разве что установить причину смерти, которую потом сообщить её предполагаемому отцу. Рита, накинув на плечи тёплую шаль, направилась в кладовую, где лежала девочка, и приступила к обследованию, по привычке читая в таких случаях заупокойную молитву. Любое тело может рассказать свою историю, как книга, – но тело этого ребёнка являло собой девственно‑чистый лист. Потому мисс Сандей упорно продолжала его осматривать. Ещё раз обхватила пальцами безжизненную тоненькую ручку у запястья… и вдруг почувствовала слабый пульс. Сначала один удар в минуту, потом два, три, пока маленькое сердечко не забилось, как ему положено, а потом малютка широко открыла свои бездонно-серые глаза.

Весть о воскрешении ребёнка быстро разлетелась по окрестностям и уже к утру в «Лебеде» толпилась уйма народа. Но главное, появились её настоящие родные – Энтони и Хелена Воган, у которых два года назад была похищена дочь Амелия. Однако не прошло и часа после долгожданного воссоединения семьи, как на пороге трактира появился интеллигентный чернокожий фермер Роберт Армстронг, уверенный, что спасённая девочка – его внучка Алиса от непутёвого пасынка Робина, чья доведённая до отчаяния тайная жена, как он узнал накануне вечером, попыталась утопить своё дитя, а потом покончила с собой. Но лишь закончился рассказ мужчины, в трактир вбежала малахольная экономка здешнего священника Лили Уайт, живущая уединённо в Лачуге Корзинщика на болоте, и признала в девочке давно умершую, а теперь чудесным образом вернувшуюся к ней сестру Анну. В довершение ко всему неприятным холодком повеяло от рассказа очнувшегося фотографа Генри Донта, который, как оказалось, не смог удачно проплыть сквозь «нутро» Чёртовой плотины, а на разбитой лодке человеку без сознания до Рэдкота никак не добраться. Любой местный рыбак это подтвердит. Значит, не обошлось без помощи Молчуна, некогда отправившегося на «обратную сторону реки», в царство водяных гоблинов, чтобы вернуть оттуда свою утонувшую маленькую дочь, а теперь ставшего призрачным паромщиком Темзы, спасающим людей, попавших на ней в беду. Если только не настал их срок покинуть этот мир. Тех же, чей срок настал, он неизменно переправлял в царство мёртвых.

Разделившись с этого момента на три полноценных «русла», сюжет поворачивает в прошлое, постепенно наполняясь историями судеб, как центральных персонажей, так и большого количества второстепенных: медленно и необратимо, вновь затягивая их в мрачные глубины канувших в лету бед, грехов и подлости. С середины повествование разгоняется, позволяя теперь уже лишь на краткие мгновения перевести дух, а уж ближе к финалу, слившись в единый бурлящий поток, несётся, сметая всё на своём пути. Герои подобно щепкам барахтаются в этом течении как могут. Кому-то удастся спастись, очистившись от боли и сожалений, а кого-то воды Темзы заберут с собой навсегда.

Подобно реке в повествовании повсюду присутствует лёгкий ореол мистики, буквально окутывает каждую сцену, даже когда ничего близкого к ней не происходит. Потому очень долго непонятно: то ли всё объяснится рационально, то ли автор перейдёт грань реализма, позволив читателям окунуться в мрачную легенду с головой. Когда же Диана Сеттерфилд, наконец, «объявляет о своём решении», одни восхищаются фееричной красотой авторского замысла, другие разочаровываются от обманутых ожиданий. Скажу сразу, мистика в финале примет конкретную форму и сыграет важную роль в судьбах двух персонажей, для остальных местная речная страшилка так и останется ею. Так что будьте готовы.

Как и в прошлых романах, писательница неизменно держит высочайшую планку в создании атмосферы, детально воссоздавая быт конца XIX века: будь то обустройство фотомастерской на речной лодке или убранство прибрежного трактира под соломенной крышей, шумная городская ярмарка с неизменным развлечением в виде свиньи-предсказательницы или демонстрация наивной публике «волшебного фонаря». Нашлось даже место для юридического диспута между людьми и компаниями, которые в разное время пытались отсудить себе право на владение Темзой. Однако не стоит ожидать от романа того обычного реализма, который свойственен исторической прозе и удивляться присутствию в истории женщины-врача и богатого чернокожего фермера. «Пока течёт река» – это полноценный магический реализм, где возможны любые вольности и допущения, и на персонажей сей факт тоже распространяется!

Пожалуй, на что стоит действительно обратить внимание так это на потрясающую проработку абсолютно всех героев и глубину затронутых автором тем, которые найдут отклик в сердце каждого. Центральной из них является такая тяжелейшая утрата для семьи как потеря ребёнка.

«Казалось, осознание потери затапливало Хелену изнутри, затапливало их обоих, и они пытались с помощью слов вычерпать всё это из себя. Но слова были как яичные рюмки, а то, что ими описывалось, было размером с океан, слишком большой, чтобы справиться с ним столь жалкими средствами. Она черпала и черпала, но, сколько бы ни старалась, все усилия были напрасны. «Её там не было!» – безостановочно повторяла она голосом, какого ему не доводилось слышать ни от одного человеческого существа. Она тонула в своей утрате, а он [Энтони] был словно парализован и не мог ничего сделать или сказать, чтобы её спасти».

Однако потеря ребёнка, может быть не только физической, но и духовной, что не менее страшно и больно. Данная тема раскрывается автором через образы Роберта Армстронга и его приёмного сына Робина, которого Бесс родила в 16 лет от изнасиловавшего её мужчины.

«Ребёнок – это не пустой сосуд, в который родители могут поместить всё, что считают нужным. Дети рождаются с собственными сердцами и душами, и полностью переделать это уже не получится, какой только любовью и заботой их ни окружай».

Самой же чудовищной является та потеря, которая выпала на долю бедняжки Лили Уайт, впрочем, её историю в рамках отзыва раскрывать не стоит, иначе он превратится в банальный пересказ.

Все три сюжетных линии объединяет тема семьи, которая, нужно отметить, проходит красной нитью через всё творчество Дианы Сеттерфилд. Причём автор на этот раз касается не только уже таких традиционных вопросов, как воспитание детей в целом (своих и приёмных), но и воспитание детей с физическими (после полиомиелита) или умственными отклонениями (конкретно — с синдромом Дауна), что тоже является для родителей и испытанием, и проверкой на элементарную человечность. Поднимается многогранная и непростая проблема морального выбора: рожать или не рожать, лишать жизни свою же «плоть и кровь» или нет, если всё пошло не так или ребёнок не оправдал ожиданий. Автор убедительно и ёмко описывает довольно большое количество семейных сценариев и взаимоотношений между супругами, родителями и детьми, братьями и сёстрами и прочими членами. Среди них нет простых и однозначных, потому поле для размышлений невероятно огромное.

Роман Дианы Сеттерфилд «Пока течёт река» – это прекрасная атмосферная семейная сага с лёгкой детективной линией, полная тайн и загадок. В меру запутанная, в меру мрачная, в меру сказочная и, оставляющая после себя тепло и надежду. Она идеально скрасит пару-тройку осенних вечеров, когда за окном всё затянуто серой пеленой густого тумана или непроглядной стеной ледяного дождя.

Моя оценка: 5/5

Интересные факты из романа Дианы Сеттерфилд «Пока течёт река»:

  • Прототип Генри Донта. В романе присутствует лишь один персонаж, имеющий реального прототипа – это Генри Донт, художественно скопированный со знаменитого британского фотографа Генри Уильяма Тонта (1842—1922). Главное его творческое наследие – первый карманный путеводитель по реке Темзе, иллюстрированный фотографиями (1860). Спустя 12 лет Генри Тонт выпустил «Новую карту реки Темзы». К сожалению, дохода эти работы ему не принесли и в 1894 году он потерпел банкротство, но окрестности любимой реки фотографировать не перестал. Купил себе комфортабельную речную яхту (плавучий дом) и устроил в каюте фотолабораторию. За свою жизнь он сделал около пятидесяти трёх тысяч фотографий, используя мокрый коллодионный процесс. Продумывая структуру романа «Пока течёт река» Диана Сеттерфилд, как она указала в послесловии, решила «выстроить свою историю вокруг фоторабот Генри Тонта». И получилось впечатляюще.
  • Достопримечательности из романа. Главными из них являются две: Рэдкотский мост и трактир «Лебедь», в котором происходит значительная часть событий, правда, называется он на самом деле: «Ye Olde Swan» или «Старый лебедь». Его завсегдатаи на протяжении многих столетий собираются здесь, чтобы рассказать друг другу пару-тройку диковинных историй и вкусно перекусить. Ещё одна интересная деталь — внутри трактир выглядит иначе, чем описан в книге. По признанию Дианы Сеттерфилд, она специально решила не заходить в него, пока не закончит работу над историей: не хотела, чтобы реальность помешала хорошей выдумке. Только отправив рукопись издателю, женщина пошла в «Старый лебедь» и увидела его таким, какой он есть. Впрочем, поклонники книги уже завели обычай заглядывать в реальный трактир, чтобы полистать там историю о трактире выдуманном. Так что если окажетесь в Рэдкоте, можете сделать то же самое.