КАТАЛОГ-ХОЛЛМАГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМФЭНТЕЗИ

МЭГГИ СТИВОТЕР «ВСЕ НЕЧЕСТНЫЕ СВЯТЫЕ»

Сюжет книги Мэгги Стивотер «Все нечестные святые»

К выбору книг я отношусь очень скрупулёзно, но только если они не относятся к магическому реализму. Когда дело доходит до этого жанра, то автопокупаемыми становятся даже те авторы, фамилии которых я вижу на обложках впервые. Естественно, что при таком подходе к покупкам нетрудно попасть впросак. Начав читать книгу Мэгги Стивотер «Все нечестные святые», я сразу же заподозрила худшее: авторский стиль какой-то странный, колючий, словно идёшь по берегу с мелкой галькой босиком, а сюжет чем дальше, тем больше напоминал мне лёгкую версию романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» – моего далёкого кошмара из студенческой жизни. Но, по давно уже заведённому правилу, я решила-таки добраться до 50-ой страницы, чтобы быть абсолютно уверенной в своём решении – отложить книгу навсегда. А дальше случилось нечто очень странное, что до сих пор не укладывается у меня в голове – добравшись до условного рубежа, я буквально провалилась в историю, перестав обращать внимание на все шероховатости её изложения. Она увлекла меня за собой также стихийно и непонятно как дикая и недружелюбная пустыня заманивает путников в странный городок Бичо Раро, где даруются чудеса. Впрочем, большинство пилигримов отправляется туда именно с этой целью.

«Вот чего все хотят: чуда. Вот чего все боятся: чем за него придётся платить».

Однако, боятся этого не только жаждущие магического исцеления, но и сами святые. Все они принадлежат семье Сория, много лет назад покинувшей Мексику. Каждое поколение выбирает нового святого, на которого возлагается эта миссия.

Главные герои произведения — трое нынешних кузенов, наделённые даром творить чудеса – это шестнадцатилетний хипповатый Хоакин, мечтающий о профессии ди-джея, восемнадцатилетняя Беатрис, отвергающая все чувства, и во всех отношениях примерный Даниэль, девятнадцати лет от роду, который втайне желает помочь тому, кому не позволено помогать.

«Святые и чудеса принадлежат к другому миру и подчиняются другим правилам».

А они таковы. Каждому пожелавшему исцеления полагается два чуда. Первое заключается в том, чтобы сделать тьму, скрытую внутри человека, видимой, потому как невозможно побороть то, что спрятано от глаз. Однако вырываясь наружу, тьма меняет облик человека, становясь чем-то вроде клейма, которое видят все. Вот и оседают пилигримы в городке, либо в ожидании второго чуда, которое избавит их от тьмы навсегда, либо в ожидании смерти, так и не дождавшись магического исцеления.

Обстоятельства осложняются ещё и тем, что никому из семейства Сория ни жестом, ни словом нельзя помогать пилигримам, иначе  высвобождается их собственная тьма, а это вещь куда более ужасная и сокрушительная. Много страшных историй гуляет по городку об этом. Последняя – о родителях нынешнего святого – Даниэля Лупе Сория. Его отец, пожалев ребёнка, с которым пришёл один пилигрим, протянул к нему руки и тут же стал деревенеть с ног до головы. Лайола бросилась мужу на помощь и начала деревенеть с головы до ног, но пока это происходило, её родной брат пожертвовал собой и вырубил топором из живота беременной женщины Даниэля. Внутри младенцев нет тьмы, поэтому выжил лишь он один.

И вот однажды в городок приезжают двое молодых людей: тяготившийся своей популярностью радиоведущий Тони Триумф (в обычной жизни Тони Ди Ризо) и Пит Уайатт, который не смог продолжить доблестную династию военных своего отца, так как родился с физическим отклонением – дырой в сердце. Первый желал чуда, второй – получить за летнюю отработку грузовик и открыть своё дело. И всё бы дальше развивалось как обычно, но Даниэль совершил немыслимый поступок, поставив под удар всю семью – помог девушке-пилигриму, в которую был тайно влюблён, и его тьма вырвалась наружу. Однако вместо того, чтобы смириться с потерей святого и занять его место, Беатрис решает помочь кузену, воспользовавшись услугами Пита в качестве посредника – единственного человека в городке, который не принадлежал семье Сория и не был пилигримом. Девушка ошиблась лишь в одном: сердце Пита судорожно замирало каждый раз, когда он видел темноволосую красавицу, а Беатрис слишком сильно была озабочена спасением брата, чтобы задуматься над неожиданно появившейся привязанностью к тихому, работящему юноше. Её тьма только и ждала того момента, чтобы освободиться от оков души и уничтожить то, что стало вдруг дорого, ведь если полюбить человека из семьи Сория, его тьма становится твоей.

Магически одарённую семью окутывает такая сложная паутина правил, условностей и запретов, что предугадать конец истории невозможно.

«Чудеса вообще странная штука; иногда одно чудо может спровоцировать другое, иногда может вызвать несчастье, а порой – и то и другое сразу».

Помимо главной сюжетной линии, роман изобилует отсылками к прошлому семейства Сория, где каждая история напоминает или мифическое предание, или евангельскую притчу, но с абсолютно другим посылом. Самая яркая — о Фелипе Сория, когда-то спроектировавшем и построившем Раку за пять дней – храм с алтарём, где пилигримы впоследствии стали принимать чудеса от святых. На шестой день он остановил поезд, ограбил пассажиров, а из бедренной кости шерифа сделал крест и украсил им крышу Раки. Семейству Сория это не понравилось, а потому Фелипе Сория на седьмой день исчез на веки вечные.

Святые тоже люди, они как и все ошибаются, а иногда делают и плохие поступки. Это нечестно, но совершенными не являются даже они, а потому больше других нуждаются в чудесах.

«Порой очень легко определить, что собой представляет тьма, если смотреть на неё со стороны, но если ты заглядываешь в собственную душу, то свою тьму зачастую трудно увидеть «во всей красе».

И всё же:

«Страх и тьма кажутся бесконечными лишь до тех пор, пока не сжать их в кулаке».

Разновременная мозаика структуры произведения идеально подчёркивает его аллегорическую основу, которая является прямой отсылкой к «Маленькому принцу» Антуана де Сент-Экзюпери. Параллели можно найти практически со всеми образами этой знаменитой философской сказки, но я назову самые яркие.

Так, каждый пилигрим – это воплощение тёмной стороны души, сущность которой легко угадывается во внешнем облике персонажа (а их тоже шесть, близняшек считаем за одного):

  • Марисита в синем платье с прилипшими к нему бабочками и постоянно идущим над девушкой дождём (чувство вины из-за несоответствия образу идеальной дочери и сестры, не оправдавшей надежд близких);
  • Дженни, не способная говорить собственными словами, а лишь повторять чужие (признание чужого мнения выше своего);
  • Робби и Бетси – вечно ссорящиеся друг с другом сестры-близняшки, скованные живой чёрной змеёй с двумя головами (эгоизм и холодность);
  • Телдон Банч, обросший мхом, как старый трухлявый пень (мрачность нрава);
  • Падре Химинес, с головой койота, благожелательность и дружелюбие которого моментально исчезают, а уши становятся торчком при виде молоденькой девицы (похоть);
  • и наконец, Тони Триумф, ставший великаном (полагаю, вы сами уже догадались почему).

Символ преданности, верности и любви – красная роза – обрела новые краски и смыслы. Это великое чувство способно вести за собой сквозь время и расстояния, исцелять раны и вызывать дождь, но если перестать заботится о нём – оно умирает. Потому воплощением разрушенных невзгодами чувств Франсиско и Антонии (родителей Беатрис) стали чёрные розы: мужчина фактически поселился в оранжерее, чтобы вывести уникальный сорт, подобный ночному небу, а женщина дни напролёт изготавливает искусственные цветы того же цвета. И даже преодолев пропасть отчуждения, прекрасная чёрная роза, сделанная Антонией из пепла сгоревшего грузовичка, станет для неё с мужем символом сгоревшей и возрождённой любви.

Во время испытания темнотой перед Даниэлем (Маленьким принцем) появляется дух Лиса, в которого превратился немецкий военнопленный в 1944 году, придя за чудом в Бичо Раро, но так и не сумевший обрести второе чудо. Жизнь научила его убивать, изгнав из сердца доброту и сострадание, а преображение стало наказанием, потому как: «Алчущий небо должен заплатить». Теперь его плата и урок – приносить воду тем, кто умирает в пустыне. Его история учит Даниэля тому, что всегда нужно следовать за сердцем, а не за чужими правилами и догмами, за которые в итоге приходится расплачиваться собственной судьбой.

Злые баобабы превратились у Мэгги Стивотер в кусты тамариска, которому стоит «где-то появиться – и все остальные растения не выдерживают конкуренции». Их массивные корни, вытягивая всю воду из земли и оставляя соль, лишают всё живое шанса на выживание, а потому, в конце концов, соседом тамариска становится ещё один тамариск. Пилигримы не сильно отличаются от этих растений, окруживших Бичо Раро со всех сторон пёстрым ковром и «подобно кустам тамариска» они наводнили тихий городок своей темнотой.

Последний образ, конечно же, пустыня: «бесплодная пустошь», оторванная от внешнего мира с суровым климатом и невероятной красотой, обостряющая все чувства до предела.

«Здесь всё было сильнее: злоба, веселье, ужас, ликование, любовь. Именно поэтому тьма членов семьи Сория считалась самой опасной. Она, как и всё остальное здесь, была сильнее и неуступчивее».

Как и в «Маленьком принце» в романе «Все нечестные святые» затронуты темы любви, верности, семейных уз и ответственности. Однако самая интересная, поданная в необычном ракурсе — это тема предназначенности судьбы, внутренней борьбы между естественной жаждой жизни и одновременно страхом перед ней, уродующим душу и обрекающим человека на несчастье.

Роман Мэгги Стивотер меня очень приятно удивил, хотя личные претензии к авторскому стилю не исчезли по окончании чтения. Тем не менее я позволила себе сосредоточиться лишь на достоинствах этого произведения и в заключении выделю самое, на мой взгляд, главное: если бы моя первая встреча с магическим реализмом произошла через эту книгу или похожую на неё, а не через Габриеля Гарсия Маркеса, к которому я была абсолютно не готова со своим классически-советским образованием, то в итоге не бегала бы от этого жанра как от чумы больше пятнадцати лет. «Все нечестные святые» – это отличный вариант для первого знакомства с этим направлением литературы, учитывая, что он вообще не входит в школьную программу. В произведении есть все основные элементы магического реализма, но при этом оно не перегружено тонкими философскими символами и абстракциями, а также не изобилует отсылками ко всем подряд библейским сюжетам и мифам народов мира, смысл которых подросткам будет просто непонятен.  Кстати, вот теперь я готова перечитать «Сто лет одиночества» и полагаю смогу хоть что-то сказать, а не смотреть в недоумении на обложку, ломая голову: «Что это было и о чём?!» Принцип от простого к сложному в литературе никто не отменял!

P.S. Я не стала в своей рецензии акцентировать внимание на параллелях с романом «Сто лет одиночества». Кто его прочитал, тот их увидит по тексту сам, а кто не читал — желаю удачи и сжимаю за вас кулачки. Дерзайте и помните, психическое здоровье важнее, чем прочитанная до конца книга!

Моя оценка: очень понравилось (5)

Купить в домашнюю библиотеку: 
Бумажную книгу: Book-24
Бумажную книгу: Лабиринт
Бумажную книгу: Озон
Электронную книгу: ЛитРес