БИБЛИОГОСТИНАЯВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЙ

«ШЕСТОЕ ЧУВСТВО» ПО-НАБОКОВСКИ

«Шестое чувство» по-набоковски

Можно ли совершить открытие, сидя в обнимку с художественной книгой? Такие чудеса случаются со мною часто, и об одном из них мне захотелось рассказать. Но сначала предлагаю заглянуть в далёкий в 1999 год. Тогда вышел на экраны мистический триллер «Шестое чувство» с Брюсом Уиллисом в главной роли. Он стал настоящей «бомбой» в кинематографе, получил массу наград (среди которых шесть Оскаров) и, конечно же, я была в числе фанатов этого шедевра. Но должна также признаться, что за чувством полного восторга пряталась и лёгкая обида: его сняли не у нас, а в США (в то время, на фоне полного развала страны, даже подобные мелочи вызывали во мне болезненную реакцию).

Занявшись книжным блогом, я подумала о том, чтобы немного расширить свои читательские интересы, в том числе внимательнее присмотреться к неизвестным, малоизвестным и даже нелюбимым писателям (бывает, что с возрастом отношение к кому-то меняется). Именно так в моих руках оказался Владимир Набоков, которого я ранее упорно обходила стороной, остановив выбор на мини-романе или по другим вариантам его публикаций — повести «Соглядатай».

В целом, книга мне не понравилась и главная причина – авторский стиль: слишком витиеватый и чересчур напыщенный. Но бросать такое маленькое по объёму произведение мне было стыдно, кроме того хотелось что-то у Набокова прочитать полностью, познакомиться с автором лично, а не по чужим отзывам и рецензиям. И вот в муках пробираясь через бурелом литературных тропов и вычурных фразеологических оборотов, я добралась–таки до долгожданного финала, где меня неожиданно настигло – «Шестое чувство». Вот как уже не в первый раз за последние годы я убедилась, что всё восхищающее меня в американской культуре, имеет, в большинстве случаев, русское происхождение. А потому нужно не завидовать, а просто больше читать нашу классику, интересоваться достижениями нашей науки, изучать переплетения нашей богатейшей истории и тогда сразу будет видно – где новаторство, пусть даже и не всегда самое удачное, а где хоть и гениальное, но заимствование.

Если у вас проснулось любопытство, то сразу оговорюсь, что главные темы «Соглядатая» и «Шестого чувства» различны, а вот сюжетные конструкции абсолютно схожи. Судите сами.

Главный герой «Соглядатая», от лица которого ведётся повествование – молодой эмигрант, решивший покончить жизнь самоубийством после того, как на глазах двух его учеников был жестоко и унизительно избит ревнивым мужем своей любовницы. Приставив пистолет к груди, он стреляет себе в сердце, но чудом остаётся жив. Выйдя из больницы, молодой человек переезжает, заводит новые знакомства с соседями по дому. Особенно нежно он относится к молодой женщине Варваре, предпочитающей грубому имени прозвище – Ваня. Помимо него в гости к Ване и её замужней сестре часто наведываются господа Мухин и Смуров. Последний вызывает неподдельный интерес у главного героя – он совершенно непонятный тип: мнения людей о нём кардинально расходятся, а потому понять, что он за человек, оказывается просто невозможно. Соглядатайствуя за ним, главный герой пытается разгадать своего, как ему кажется, соперника, но Ваня отдаёт предпочтение вовсе не Смурову, а Мухину.

За неделю до свадьбы девушки с её избранником главный герой предпринимает попытку рассказать Ване о своих чувствах. Он назойливо и даже грубо объясняется девушке в любви, но получает презрительный отказ. Испытав ещё одно унижение, главный герой направляется в старую квартиру, и, погрузившись в воспоминания трагического эпизода своей жизни, находит на стене след от пули. Прикоснувшись к нему он, вдруг, понимает, что на самом деле в тот роковой день застрелился, что всё происходящее с ним нереально, плод его посмертных фантазий. А «скользкий» и изворотливый Смуров – это он сам.

В фильме «Шестое чувство» события разворачиваются вокруг детского психолога Малькольма Кроу, который всю жизнь помогал детям с серьёзными душевными травмами. В день, когда доктор, получает грамоту «За выдающиеся достижения в области психиатрии и заслуги перед Филадельфией», происходит трагедия. В его дом пробирается молодой человек с ружьём, находящийся на грани нервного и физического истощения. Обвинив своего бывшего врача в том, что тот не смог его услышать и спасти, Винсент Грей стреляет сначала в него, а затем в себя...

После произошедшего Малькольм Кроу полностью уходит в работу. Спустя год, его пациентом становится маленький Коул – безысходно запуганный ребёнок с теми же симптомами психологического расстройства. Герой Брюса Уиллиса понимает, что если поможет Коулу, то сможет таким образом искупить вину перед застрелившимся в его доме Винсентом.

В ходе долгого общения Коул признаётся доктору, что видит мертвецов и что они постоянно его преследуют. Далеко не сразу Малькольм начинает верить малышу и однажды предлагает попробовать выслушать одного из них. Так выясняется, что неприкаянным душам на самом деле нужна помощь ребёнка – чтобы тот поговорил с их родственниками, передал им что-то важное. Точно так же Коул позже даёт полезный совет своему психологу – как вернуть прежние отношения с женой, потому что в последние месяцы они сильно отдалились друг от друга.

Вернувшись домой, Малькольм видит спящую жену и делает попытку поговорить с ней откровенно. Неожиданно, сквозь сон, она ему отвечает, а затем её рука разжимается и на пол падает обручальное кольцо её мужа. В этот момент он осознаёт, что сам мёртв. В тот трагический день Винсент Грей сначала убил его, а после застрелился сам. Всё это время он просто пытался «завершить» свою жизнь и когда это произошло, осознал своё истинное состояние.

В разных интервью режиссёр фильма – Найт Шьямалан – высказывал две противоположные версии о происхождении оригинальной концовки: в одних случаях он говорил, что придумал её сам, в других – позаимствовал из сериала «Боишься ли ты темноты?» (1990 – 1996), где в третьем сезоне в одной из серий главный герой общался с призраком погибшей девушки, а в финале узнал, что сам мёртв. Теперь же я смело могу предположить ещё и третий вариант – она была скопирована из повести «Соглядатай» Владимира Набокова, прекрасно известного и любимого на западе русского писателя-эмигранта, произведения которого не раз были там экранизированы (в том числе и скандальная «Лолита»). Так или иначе, но даже если Найт Шьямалан действительно взял этот неожиданный сюжетный ход у другого режиссёра, то первым, кто его придумал был Владимир Набоков. Вот и получается – не будь написан им в 1930 году «Соглядатай», кто знает какое «Шестое чувство» мы увидели бы спустя 69 лет.

P.S. Если я всё же ошибаюсь, и вы знаете произведение имеющее похожее завершение, но написанное ещё раньше, чем упомянутая в статье повесть Набокова, напишите его автора и название в комментарии. Мне будет очень интересно это узнать.